Лекции по религиоведению

Разделенное царство

Иудейское Царство.

Иерусалим, невзирая на то, что он перестал быть столицей большого государства, продолжает расти. Более-менее стихийно северная часть растет к западу. На юге - город Давида, севернее - то, что построено Соломоном, а северо-западнее - то, что появилось во времена Иудейского Царства. Народу становится все больше и больше, город растет.

Старый Иерусалим времен иевуссеев, времен Давида, весь находится на холме. На востоке и западе - ложбины, и между ними выступает город. И дома с этого холма не спускались до очень позднего времени. Город пошел наверх, сохраняя свою изоляцию от ложбин. Но чем выше, тем мельче овраги, и эта часть уже менее защищенная рельефом. На северо-западе он уже просто вылез на плато. Итак, город возник на крутом отроге, перешел на седловину, а потом выбрался наверх, на плато.

В Иерусалиме тоже были ворота между более богатой частью города, где находился Храм, и всем остальным. Пространство между платформой Храма и городом Давида, это так называемый Офел. В башне у ворот стоят сосуды для воды или для зерна. Кладка не такая укрепленная аккуратная, как дворцовая или храмовая, но тем не менее, порой достаточно тщательная, а порой более грубая.

Такова, например, стена, окружающая Иерусалим с северо-запада. Та ювелирная кладка, о которой говорилось выше, присуща была прежде всего храмам и дворцам. Что касается фортификации, то здесь совершенно другие задачи, красоты особенной не предполагалось с самого начала. Только в эллинизме возникает идея красивой силы. А до этого (и после), наоборот, считалось, что сила должна быть грубой. По краям стены - панцирная кладка, а внутри - забутовка; аккуратно, плотно положенный, но совершенно разнообразный камень. Другой участок стены Иерусалима, хотя тоже имеет кладку не ювелирную, но более аккуратный. Единство в фортификации тоже не обязательно.

Под храмовой платформой времен Ирода в XIX веке были исследованы вырубленные в скале цистерны, часть которых - более древняя. Чтобы город мог существовать, он должен был накапливать под собой влагу, не упускать воду подземных источников. Надо сказать, что Разделенное Царство далеко не было временем упадка. Особенно VIII в. для Самарии и Царства Израильского, или VII в. для Иерусалима и Иудейского Царства - это времена очень большого процветания. Во всех городах, начиная с Единого Царства и во время Разделенного везде, где только выясняли, что на склоне сочится вода, находили место, откуда она сочится, пробивали шахту или тоннель под землей, и, добравшись до источника, высекали цистерну. Это становилось основой водоснабжения города. Помните, что Иерусалим этого времени - это уже десятки тысяч людей, это регулярные осады и штурмы; проблема добычи воды и ее хранения, это проблема жизни и смерти для жителей. Хорошо видно, как целый ряд самых разнообразных источников был при помощи огромных затрат выявлен, снабжен входными тоннелями и водосборниками.

Основные части Иерусалима: город Давида, Офел, Храмовый холм, два западных "квартала". На востоке - источник Гихон. От него высеченный в скале (при Езекии) тоннель прошел под всем городом и вылез с другой стороны у всем известной Силоамской купели, которая, собственно, не имеет своей воды, а берет воду из Гихона.

Вот как выглядит канал Езекии. Под склоном находится сложнейшая конструкция, ведущая к воде. Источник находится внизу, под долиной, от него идет отводной канал (тот, что Езекия вырыл), а к нему имеется сложный спуск под крепостной стеной Иерусалима. Строители знали породы и шли по тем участкам известняка, которые не дают трещин, чтобы вода не утекла. За счет этого тоннель и получился такой извилистый.

В разрезе тоннель - то маленький в диаметре, то большой. Если где тоннель мог обрушиться, то строители выбивали его до твердой породы, и тоннель расширялся; а где порода была и так твердой, то диаметр оставался маленьким. Интересно, что две бригады шли навстречу по этому извилистому пути, как-то рассчитывали, замеряли, и при встрече получалась ошибка в см. 40 (шов встречи известен). Это, конечно, поразительно. В конце была Силоамская купель. Город явно имел очень квалифицированные кадры архитекторов и строителей.

Фортификация

При Разделенном Царстве продолжали строить многокамерные ворота, но форма камер изменилась - они стали длинные и узкие. И камер стало меньше: только один раз встречаются шестикамерные ворота, а в основном - четырехкамерные. Снова тот же самый прием: вход в ворота "с разворота" применен уже в другом городе, Беер-Шебе. Раскопан загородный дворец эпохи Разделенного Царства. Интересно сочетание дворца типа "бени-Хилял" с парадным входом и двух больших "четырехкомнатных" домов с колоннадами. Над ним второй этаж; есть и склады, и масса жилых помещений. Дворец укрепленный: помещений много, а вход-то один и то зажатый двумя башнями. Как вы помните, жизнь богача этого и любого времени предполагала возможность вооруженного нападения.

В знаменитом городе Лакише (южная часть Иудеи) строят по-прежнему замечательно красиво и очень аккуратно. Дворец устроен не просто: его делит внутренняя стена, за стеной - огромный дворец, а между ним и наружной стеной - крошево мелких домиков; наружные ворота, естественно ведут в город бедных. Дворец внутри "города управленцев" - тоже укреплен (ранее этого не бывало)! Здоровенные ворота, шестикамерные с двумя башнями, отделяют один город (рядовых жителей) от другого (управленцев).

Фортификация - очень сложная и дорогостоящая. Тот, кто въезжал в Лакиш, долго долго передвигался по склону (правым незащищенным боком к стенам), потом его ждал перед стеной специальный двор со своими воротами с башнями. Даже если враг ворвется сюда, ему еще предстоит вломиться в ворота наружного города, а там - двойной ряд стен и двое ворот поменьше. От ассирийцев, которые штурмовали Лакиш, тоже сохранились сооружения, построенные ими для штурма. На одном из ассирийских рельефов сохранилось документально точное изображение штурма Лакиша ассирийцами. Видны предмостные укрепления, башни, стены. Со стен бросают камни и факелы. Штурмовые лестницы от этого ломаются. Слева движется ассирийский таран, идут стрелки, они ломают предмостное укрепление (оно есть в раскопках). Иудеи в своих характерных шлемах отстреливаются. Тем временем, под шум штурма семьи с детьми и с мешками убегают из города. Эту сцену мы видели и раньше. Когда идет штурм, все штурмующие обычно сосредоточены в одном месте, т. к. штурмовать очень трудно, а в других местах обычно пусто, и можно ускакать, убежать. И вот здесь происходит то же самое: мужчины сражаются и мечут в наступающих всякие предметы, а женщины и дети тем временем бегут из города.

Еще один город на юге Иудеи - современный Тель Бейт Мирсим имел традиционную планировку: кольцевые улицы, дома достаточно богатые. Для этого времени характерно то, что города, в основном, заселены уже не земледельцами. Разделение труда между горожанами и сельскими жителями зашло достаточно далеко, поэтому дома в городе уже, в основном, богатые, благоустроенные. Ремесленники, населяющие города, жили раньше гораздо лучше и были зажиточной частью населения, дома у них были большие.

Не так давно была раскопана резиденция царей Иудейских (совр. Рамат Рахель). Там большая территория для прогулок, окруженная стеной, огромный дворец с большим залом, близ него - снова большая площадь, внутренняя казематная стена и масса мелких сооружений. Там найдено много красивых вещей.

Вход в крепость (совр. название Тель эн Насбех). Очень сложное сооружение. Камушки, изображенные снаружи - это гласис. Обращают на себя внимание уступы, разновременные пристройки, кривые линии стен: все это выстроено настоящими архитекторами. Фортификация отразила, в числе прочего, непонятные нам приемы нападения и защиты.

Основная крепость на юге - Беер-Шеба, последний государственный центр на юге. Он представляет собой нечто среднее между городом и кольцевыми деревнями; но размеры очень большие. Принцип тот же самый: кольцо казематной стены, но внутри - кольцевая улица и довольно приличные дома, с колоннадой и т. п. В центре - огромный дворец, склады; крупный военно-административный центр. Здесь нет разделяющей стены, нет никакого изолированного замка, как в других местах. Дома тут достаточно богатые. Распространяются прямоугольные укрепленные загородные виллы: центральный двор, узенький проход, галерея с колоннадами.

Знаменитый Кадеш-Барнеа (макет раскопанной по высоте части). В IX-VII вв. до Р. Х. это опорный пункт в полупустыне на юге, маленькая, но очень важная крепость. Восемь башен приходится на ничтожный периметр порядка 100 м. Маленькая, но очень сильно укрепленная крепость.

Кадеш-Барнеа довольно хорошо раскопан. Были стены невысокие, поскольку кому их всерьез тут штурмовать? Они казематные, жилые. Внутри - тесно расположенные жилые помещения. Таков план крепости в разные периоды. Улиц нет, есть два-три закоулка, все очень компактно. Посмотрите масштаб: весь Кадеш-Барнеа - 35 м. В диаметре. Маленькая крепость, плотно набитая гарнизоном, и больше никого. Даже четырехчастных домов нет, какие тут большие дома. Воду подтаскивали из источника, заливали в приемник с наружной стены, и через отверстие в стене она лилась во внутреннюю цистерну. Это такой блокгауз, большой дот. В разные времена что-то пристроят, что-то перенесут, но основная модель оставалась прежней. Стены то казематные, то сплошные. Возможно в какой-то период ждали штурма и забили казематные помещения. Вход? Зачем вход? Не надо входа. В Кадеш-Барнеа вообще попадали по приставной лестнице.

В Тель Бейт Мирсиме раскопана красильня с двумя чанами.

В жилых домах на том же Тель Бейт Мирсиме часто встречаются странно изогнутые стены, непонятные выступы, помещения странных форм и размеров. Люди, живущие в каменных или саманных домах, непрерывно их перестраивают. Есть какие-то проблемы, пожалуйста: позвал всех знакомых, они пришли, поднесли камни, помесили глину ногами. Кто опытнее, тот укладывает. Наши жилища перестраивались редко. Изображенный на рисунке дом первоначально, конечно, примыкал изнутри к казематной стене. Потом была перестроена правая сторона, и она задала новую идею планировки. Сделали параллельную казематной стену, противоположную входу, и так оставили. В это время улицы уже довольно широкие, как это видно в Лахисе.

Погребения

Погребения иудеев эпохи Разделенного Царства происходят в скале - прорубается вход, а внутри высекается большое помещение. Так строили вплоть до Рождества Христова и позднее. В сложных склепах вход вел в камеры, порой двухэтажные, где помещались углубления с изголовьями. Эта конструкция хорошо видна в аксонометрии. По обе стороны от входа - углубления для тел погребенных. Рядом, на полочке, - предметы, помещенные вместе с покойным.

Расчищены огромные галереи, это уже скорее царские гробницы (Иерусалим). Огромные помещения с деревянными сводами и перекрытиями, часть которых сохранилась с парадным торжественным входом и маленьким, ведущим в нижнюю часть. Очень сложная конструкция, вся высеченная в скале.

Порой склепы окружал подземный зал для священнодействий. При склепах ("гробах") нередко сохранились камни, которыми их закрывали, а потом отваливали (эта традиция описывается в Новом Завете). В стены погребальных и общественных сооружений вставлялись плиты с надписями: одни плиты оставлены царем, другие - городским народным собранием, третьи - частными лицами. Тексты царских надписей на надгробных камнях весьма примечательны: "Здесь помещены кости Осии, царя Иудеи. Не вскрывать". И больше ничего (Интересно, что вор предполагается грамотным).

Письменность

Грамотность была уже в то время довольно распространена, чему способствовала алфавитная письменность. Мы знаем, как выглядят иудейские письма того времени. Это, например, письмо коменданта одной крепости на черепке времен проигранной войны: "Мы не видим сигнальных огней..." - такие печальные слова.

К этому же времени относится самый древний текст Ветхого Завета на серебряной пластинке (VIII-VII вв.) - отрывок из книги Чисел (6:24-25). Причем текст практически тот же самый, что и теперь, никаких изменений, но несколько слов пропущено.

Царь Моава в свое время оставил подробную надпись о том, как сражался он с Иудеей, и как он иудеев разбил и разогнал. История этой надписи чрезвычайно плачевна. Ее еще целой видели европейцы в районе проживания одного арабского племени, заволновались, обрадовались и т. д. А как только они уехали, арабы пришли с большими камнями и ее расколотили, чтобы продать по частям. Когда в следующий приезд ученые собрали кусочки, то многих не доставало, но в первый приезд они успели сделать эстампаж. Так что надпись сохранилась для нас полностью, а вот на фотографии она имеет вид прискорбный.

Весьма информативна надпись о строительстве Силоамского канала под Иерусалимом.

Много надписей находится на печатях; в них упоминается конкретный чиновник, конкретный советник царя, сплошь и рядом совершенно реальные лица, известные Ветхому Завету. Вавилоняне оставили в Иерусалиме наместником вельможу Годолию, которого потом зарезали; его печать тоже найдена. Часто находят отпечатки на материалах, скреплявших шнуры документов; это тоже интересно. Порой находят печати-перстни.

А вот знаменитая надпись из маленькой крепости в Кунтиллет Ажруд, крепости типа Кадеш-Барнеа (маленький, крайний южный, далекий гарнизон, жара, изолированный коллектив). Люди, конечно," одичали", забыли, чему их учили и оставили массу рисунков, с одной стороны, неумелых, с другой, - достаточно красочных. Интересен и текст. "Самарийский Иегова и его Ашера" - у этих сидевших в глубокой пустыне иудеев представления еще были очень запутанные: Бог-Отец имел жену, да еще кого? Астарту. Повторяю, что до нас дошел рассказ об основных событиях эпохи, а информация о всяких версиях и вариантах поставляется археологией.

Изображения Астарты сохраняются в быту и в это время. Изображаются и другие женские богини. Распространены и рогатые алтари, те самые жертвенники, о которых шла речь в Ветхом Завете. До какого-то времени они вполне естественны; у скинии, считалось, стоял такой же "рогатик", только металлический. С какого-то момента они становятся уже объектом критики и уничтожаются.

Экономика и быт

Известен клад в горшочке: было спрятано рубленое серебро. Полтора-два кило своего серебра спрятал человек, и лишь археологи его нашли. Серебро шло на вес, ничего чеканного не было. Чашечки весов были найдены в раскопках, гири тоже найдены, они очень точно сделаны. Так на рынке определялась стоимость товара.

Другой клад, очень забавный, и не совсем понятно, зачем он был сделан. В горшочке лежали "буллы", отпечатки на глине печатей разных лиц. Скорее всего, чиновник, который принимал товары, хранил образцы оттисков печатей, чтобы его не обманули (как образцы в банке).

Известны остатки шлема.

Посуда, кухонная и просто столовая, окончательно стандартизируется, орнамент исчезает. Парадная столовая посуда испытывает филистимлянское влияние.

Часто встречаются клейма на ручках сосудов, которые гарантировали объем и качество тары. Свои клейма имели разные города, разные производители вина и масла. Эти клейма говорят о том, что производство было достаточно сложным, и отношения были тоже сложными, требовались гарантии количества, т. е. объема сосуда, и указания на имя гаранта.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить