Лекции по религиоведению

Ранний железный век. Израильтяне, хананеи и греки-филистимляне времени судей (конца ХIII-конца XI вв.)

Введение

Три основные этнические группы этого времени: израильтяне, хананеи и греки-филистимляне. Все эти группы появились еще в поздней бронзе, в раннем железе они формируются и развиваются, отчасти - смешиваются.

Израильтяне и хананеи были достаточно похожи (в том числе по языку), а вот культуру филистимлян древние евреи практически не воспринимали. Филистимляне были чужды им не только по вере, но и по языку и по всему образу жизни. Если вернуться к ветхозаветным текстам, то отношение (древних евреев) к этим двум народам ощущается по-разному: хананеи, мол, такие-сякие, их надо резать и гнать, но они тут как тут (враждебные, но свои). А вот филистимляне всегда воспринимаются как что-то чужое, хотя и очень знакомое, что-то злобное, в конечном счете, непонятно-враждебное. С ними можно только сражаться, вперемешку с ними - не живут (в отличие от хананеев). Греки очень мало брали в начале у древних евреев, хотя очень хорошо их знали. А вот хананеи многое восприняли от филистимлян, и - наоборот.

А. Израильтяне и хананеи.

Как сложились отношения между теми, кто исповедовал единобожие и верил в Иегову и теми, кто верил в Ваала, Астарту и еще полторы дюжины разных божеств? Евреи редко воспринимали веру хананеев, разве что отдельные ее элементы. А вот хананеи постепенно воспринимали веру евреев по простой причине: деваться им было некуда, военно-политически евреи доминировали во всем Нагорье. Хананеи могли удерживаться здесь только в том случае, если шли на те или иные соглашения, а в основном это касалось вопросов веры. Хананеи могли, конечно, исказить истинную веру (и нередко делали это), но не смогли ей себя противопоставить. Надо напомнить, что общего разорения евреи не учинили. В то же время целый ряд достаточно надежно датированных разгромов хананейских городов позволяет приблизительно представить себе путь завоевателей, установить его направление, тип контактов. Археология Святой Земли достаточно разработана, чтобы установить, что это именно древние евреи разрушили тот или иной город (включая Иерихон). Но почти все разрушенные города довольно быстро восстанавливаются и имеют очень похожую на "до-разгромную" материальную культуру. Единственное, что Не Босстанйвливйбтся, это храмы. Храмов этого времени очень мало ^и даты их не бесспорны), т. к. все уже были ориентированы на скинию. Следы хананейской материальной бытовой культуры мы находим, а храмов практически не обнаружено, даже в сохранившихся хананейских (условно) городах. Видимо, условием сохранения жизни для хананеев было восприятие ими истинной веры. Археологически можно проследить и некоторое различие между городами и деревнями израильтян и хананеев в эти века.

Два центра народа Израилева. Хананейское влияние.

То, что дает нам археология для понимания этой эпохи, во многом расширяет наши представления об истории избранного народа, сформулированное на базе сохраненных Ветхим Заветом рассказов об этом времени. Становится видно, в частности, что основа государственного развития в "пост-Соломоновский период" - противоборство двух основных колен (Ефрема - на севере и Иуды - на юге) происходит из их различия, которое сложилось еще во время Судей. Остальные колена в этой борьбе существенной роли не играли и примыкали к этим двум противоборствующим центрам. Все основное развитие, весь основной потенциал - государственный, социальный, экономический - группировался в этой занятой израильтянами раньше всего двухцентровой зоне в середине Нагорья. Она разделилась на две части по линии восток-запад (по этой линии - слабые колена: Вениаминово, которое один раз чуть не вырезали за его преступления, и Даново, которое потом эмигрировало на север). Большинство городов здесь принадлежало двум коленам, с двумя центрами: Силомом (колено Ефремове) и Хевроном (в колене Иудином). На северо-западе, в Ездрелонской долине, располагались знаменитые Мегиддо и Таанах (населенные, в основном, хананеями) и существовал ряд других мелких городов. Если мы обратимся, с одной стороны, к археологическим памятникам, а с другой - к частоте упоминания в Библии населенных пунктов северо-запада (часть колена Манассии, колено Иссахарово и Завулоново) и далее к северу, то увидим, что этот район - второстепенный во всех отношениях. В дальнейшем духовная борьба, и место деятельности большинства пророков и царей - это все середина Святой Земли: с севера на юг - полоса от горы Гевал до Хеврона, с запада на восток - от западных склонов гор к приморской равнине до Иордана и Мертвого Моря - на востоке. Два ее центра в ранний период - Сихем в Ефрема и Иерусалим в Иуде. Что касается территории, принадлежавшей заиорданским коленам, то с самого начала здесь было более редкое население, редкие города. Все сказанное выше содержится в Библии, археологический материал позволяет увидеть то же, но на массе деталей. Обнаружены большие и маленькие города, с обычной городской жизнью, но в целом, за Иорданом, за Мертвым Морем и на юге жили "в простоте". В эти времена никакой международной торговли здесь не было, в этом отношении тут были совершенно глухие места. И в то же время избранный народ здесь жил достаточно плотно.

Народ Израиля и его соседи на юго-западе и на востоке.

Но были и места, где народа израилева до появления Единого Царства просто не было. Израильтяне не вытесняли греков-филистимлян из приморской зоны (хотя это население совершенно языческое и несемитское). Нельзя ничего сказать и о влиянии израильтян на своих соседей - южных финикийцев, (у которых и язык уже был достаточно своеобразным, в рамках западно-семитской группы). Наоборот. Если израильтяне, под руководством своих духовных вождей и могли бороться в Святой Земле с хананейскими соблазнами материального бытия и с их божествами, ассимилируя часть южных хананеев, то у финикийцев все продолжалось как было. Более того, языческие культы достигли там высокой степени разработанности и утонченности и через долину Ездрелона спорадически оказывали влияние на земли северных колен.

С юго-востока к Святой Земле примыкали маовитяне и аммонитяне - древнее земледельческое население; здесь влияние Израиля ощущалось достаточно сильно. Что же касается восточной "аморейской полосы", то тут происходят заметные сдвиги и изменения. Вместо сравнительно монолитных и динамичных амореев тут сложились во 2 тыс. до Р. Х. относительно локальные группы тоже семитоязычного населения. На северо-востоке усиливается Дамаск (в Дамасском оазисе), т. е. ара-меи, ассимилирующие в Сирии и Северной Месопотамии аморейско-хурритское население. В степях тоже формируется арамейский этнический слой, который приходит на смену аморейскому. С развитием всадничества возрастает активность степной полосы, занятой уже носителями арамейского языка, который впоследствии станет "международным". До этого времени никакой язык не мог стать здесь "международным", потому что это был очень закрытый район со слабыми связями. (Лишь после вавилонского пленения произошли весьма серьезные изменения, и Святая Земля оказалась открытой и Востоку, и Западу. Но об этом позднее). Далее на юг, начиная с рубежа 2-1-го тыс. по Р. Х., начинает ощущаться арабское влияние и появляются представители южно-семитской языковой группы. Почему не раньше? Да потому, что жили они издавна гораздо южнее, а сюда, как и арамеи, приехали на верблюде-дромадере, который лишь к этому времени был вполне освоен. Ко времени Единого Царства появляется вскоре широко распространившаяся и массовая конница; не колесничное войско, а именно отряды всадников. Она была уже у Соломона. В этих условиях начинается формирование Израильского государства.

Сначала прошел период Судей, занимавший порядка 200 лет (здесь есть разные оценки). Это было время политической слабости, борьбы с филистимлянами и военных потерь. А затем наступает период Единого Царства - с конца XI века и, приблизительно, до 928 года до Р. Х.

Поселения, города и деревни израильтян.

В XII-XI вв. до Р. Х. уже произошло частичное смешение еврейского и хананейского народов (возможно - и принятие хананейского языка или наоборот; так или иначе, он был общим, на основе хананейского или древне-еврейского, имевшего два диалекта: южный и северный); это усложняет изучение вопроса. Но благодаря многолетним исследованиям удалось сопоставить, соотнести и отчасти охарактеризовать первые поселения древних израильтян, их собственные города и деревни в Святой Земле и отличить их от городов хананейских. Если хананейские города середины XIII - середины XII вв. до Р. Х. (особенно в северной части страны) и уступали по своей роскоши городам Двуречья, долины Нила и финикийского побережья, то все же, в культурном отношении, они были городами вполне сопоставимого плана. Что же касается ранних городов и, особенно многочисленных деревень израильтян, то они, конечно, были гораздо проще. Сейчас городов известно три, и все они расположены в Нагорье близко к Хеврону, Газеру, Иерусалиму и Иерихону. На крайнем юге Святой Земли, то в это время здесь заметных городов мы не знаем, но это не означает, что там не было израильского городского населения. Оно, судя по всему, было распространено повсеместно, но не проживало в каждом городе, или не в каждом городе его было настолько много, чтобы оставить в его жизни свою "визитную карточку". Самые ранние израильские города небольшие и очень скромные. Они возникали там, где с самого начала израильское население было достаточно большим, чтобы основать города. На побережье же располагались быстро выросшие города филистимлян, чья территория быстро устоялась и не расширялась впоследствии, несмотря на военные успехи Серенов (царей филистимлян).

Контакт евреев и хананеев прослеживается в трех разных зонах: 1). В самой долине Иорданаи в непосредственной близости от нее (приблизительно до Генисаретского озера), 2). по западным склонам гор Шефела и др.), 3). дальше на юг, через Хеврон до Негева включительно. В этих зонах хана-нейская традиция была, в общем-то, максимально измененной. Здесь "упрощение" жизни чувствуется наиболее четко и во времена Единого Царства.

С приходом израильтян резко возрастает плотность населения. Оказавшись в Земле Обетованной, евреи быстро наращивают свою численность, и так достаточно большую. В целом быт у них проще, чем у хананеев (не беднее, а именно проще), они не так гнались за комфортом.

В южной половине Нагорья появляется много новых деревень, это связано с ростом населения - прежде всего, конечно, еврейского. Были и древне-еврейские города, в основном все они здесь в колене Иудином. С этой стороны входили в Святую землю колена, ведомые Моисеем. Сам по себе путь избранного народа из Египта восстанавливается почти каждым автором по собственному разумению. Но очевидно, что шли они не берегом, а через Синай, на юг Нагорья, потом назад, затем - вдоль восточного берега Мертвого моря, в низовье Иордана и на запад и юго-запад - по Нагорью.

Берегом не пошли, потому что здесь уже сидели "злые филистимляне". Тогда климат был более влажный, и вполне можно было пройти Синаем. Когда же они оказались на юге Нагорья, выяснилось, что дух избранного народа ослаб, и Моисей водил их сорок лет по пустыне, покуда не умрут вышедшие достаточно взрослыми из Египта. После этого народ пошел по степному восточному маршруту и вошел в Святую Землю. Плотность поселений в это время здесь стала высокой, в основном, в Нагорье. При этом низкая плотность непосредственно по Иордану, мало поселений - за Иорданом, очень мало у Мертвого моря, зато много поселений в северном Негеве. Потом здесь мало кто жил, а тогда было достаточно влажно. На побережье жили одни филистимляне с их городами, а севернее - финикийцы.

Одно из немногих поселений, которые бесспорно принадлежали уже древним евреям, это Гило к югу от Иерусалима. У него очень неправильная форма крепостных стен, неплотная застройка, большие пустые площади, у ворот - никаких специальных укреплений. Внутренняя стена совершенно безобразная, кривая. Это, конечно, более архаический тип города, нет никакого сравнения с Мегиддо и т. д. Гило и городом толком назвать нельзя.

А город, развалины которого сейчас называются Тель-Мазос, и который тоже считается городом, где жили евреи, - это откровенно хананейский город, занятый евреями. Большие площади, четырехкомнатные дома с колоннадой. Это не то, что евреи построили, а то, что они заняли и усвоили. Что произошло при этом с жителями этих домов - непонятно: выгнали их, или вырезали, или оставили. Но в целом хананейский стиль города не изменился, избранный народ его воспринял. Город плотно застроен, чувствуется кольцевая планировка, все очень четкое, прямое. Улицы его это, впрочем, скорее, корявые закоулки, но дома совершенно хананейские - богатые хананейские дома. Евреи не стали здесь ничего менять, их вполне устраивала эта комфортная жизнь.

Интересное поселение, хотя оно во многом непонятное - это маленькая крепость на горе Эба, построенная в это время. Хилый корявый каменный заборчик играл роль крепостной стены. В центре возвышается нечто, на жилой дом чрезвычайно непохожее - комнаты какие-то кривые или совсем узенькие. Вход вообще неизвестно где (это башнеобразное сооружение, и вход вполне мог быть на уровне второго этажа). Рядом какие-то ямы. Какова функция здания - непонятно. Ученый, который это раскопал, считает, что это храм, но храмов вообще-то быть не должно в это время. Конечно, установление единобожия произошло не сразу, были и отклонения. Как уже говорилось, в Библии описывается лишь главное для истории веры. Скорее всего, это все-таки культовое здание, уж больно оно заковыристое, но внутри ничего соответствующего нет.

Существует несколько предположительных реконструкций скиний, но попытки полностью реконструировать скинию по тексту Ветхого Завета успехом не увенчались, хотя там подробно все описывается: клинышков столько-то, оттяжек столько-то... Ведь перед читателем - не инструкция по сборке скинии, а библейский текст (так же, как список поколений праведников в нем - не инструкция по восстановлению хронологии).

Поселение в местности Избет Сартах считается городом избранного народа, но по архитектуре - это классическое хананейское поселение: по веревочке вытянутые улицы, мощеные камнями и т. п.

Археологами относится к этому времени бронзовый бычок - какой-то телец. Правда, он из Самарии, но телец, считается, сделан не хананеями. Это, конечно, соотносится с тем, что написано в Библии (помните изображения тельцов?). Образ тельца периодически возникал здесь. Откуда он взят, может быть, из Египта? Но это почти бесспорное произведение еврейского искусства этого времени, хотя сходство с мелким рельефом хананеев есть. Интересны бронзовые, боевые стрелы с алфавитной надписью - одни из самых ранних еврейских надписей: "стрела такого-то". Такие стрелы находятся в разных местах. Письменность по графике уже очень устоявшаяся. Считают, что к этому времени древнееврейская письменность уже отличалась от хананейской. Для точной языковой атрибуции текст, к сожалению, слишком короток.

Керамика.

Древнееврейская керамика характеризуется амфорами с низким венчиком, с тремя ручками вместо обычных двух - это основная тара для зерна, для воды, для оливкового масла. Она использовалась и для перевозки, и для домашнего хранения. На кухне, конечно, все переливалось в более мелкие емкости. Характерны ручные сосуды для жарки чего-то, являющиеся версией хананейских сосудов.

Б. Хананеи

Хананеи сохранили манеру оборачиваться узкой тканью по спирали, потому что широкие полосы ткать по-прежнему не умели. Сохраняется крест, о котором уже говорилось. Известна одежда как управленцев невысокого ранга, так и больших начальников.

Поселения

На изображениях мы видим египетскую пехоту вокруг хананейского города: "всегда в строю". Занимается она и тем, что валит кипарисы, и рубит плодовые деревья, и затем штурмует город. Осажденные, судя по изображению, в отчаянии: сейчас их "на реки вавилонские" повезут. Откуда изображения хананейских гнородов? Дело в том, что египтяне даже могилу среднего какого-нибудь человека расписывали, художников у них было огромное количество, был опыт, школы. Росписи погребений, это своего рода книжка комиксов, состоящие из практически не стилизованных рисунков (только своих воинов нарисовали слишком красиво). Это прекрасный материал для историка.

В Бет-Шане, большом международном центре, через который шла торговая дорога, раскопаны хананейские храмы. Вход уже через придел, за ним квадратное Святилище, в нем алтарь со ступеньками, скамейки по краям, далее - заалтарное помещение без выхода наружу. Здесь даже два алтаря - верхний и нижний.

Дом египетского чиновника в Бет-Шане - это настоящий дворец. Он сильно отличается от дома богатого хананеяна: там сразу входили во двор с колоннами, а здесь сначала попадали в одну комнату, затем проходили в центральный зал с колоннадами, а уже оттуда попадали в небольшие помещения, или на второй этаж. Обратите внимание, что путь очень извилистый: пока попадешь, куда нужно, кто-то может напасть; на это и рассчитано. Особенно это касается боковых камер у входа.

Божества

Штампованное глиняное изображение Астарты было в каждом доме. Напомним, что массовых изображений богов долгое время не было, а во 2-м тысячелетии они появляются. Типичное изображение бога этого времени реалистично - никаких признаков идеализации, что характерно для ханане-ян: отношение к божествам у них прежнее.

Экономика и быт

Для храмовых возлияний применялись специальные каменные сосуды: для храмовых сосудов они достаточно простоваты.

В керамике сакральных росписей почти никаких нет, традиционных сакральных форм тоже никаких нет. Технически все очень совершенно, в частности теперь поддоны имеют очень четкие формы; это важный технологический признак. У хананейских амфор, в отличие от древне-еврейских, венчик очень высокий. Но в целом формы этих амфор, как и остальных сосудов, "выросли" из хананейских.

В. Греки-филистимляне

Следующий народ, который здесь жил, может быть даже раньше избранного народа, - это греки-филистимляне. Изображений филистимских воинов очень много, поэтому восстановить их облик очень легко. Перед нами - совершенно другой тип человека; и формы оружия, и головные уборы - ничего общего ни с хананеями, ни с египтянами. Это микенские греки, которые пришли сюда сначала в качестве наемнико⥠а потом - завоевателей.

Сохранились изображения их битв с египтянами: поскольку рисовал египтянин, мы видим сплошной разгром греков. Битва - на море, с корабля идет на абордаж офицер-египтянин, за ним - солдаты, некоторые филистимляне еще ведут бой, а другие уже лежат вверх тормашками или тонут.

Но основная масса филистимлян двигалась берегом. В телеги запрегли волов, посадили в них женщин и детей, и все это двинулось в тучах пыли, под скрип колес, мычание волов и детский плач по пляжам Восточного Средиземноморья к Египту и Святой Земле; в последней они и осели на много веков, возможно - на два с лишним тысячелетия.

Город

Филистимляне принесли с собой целый ряд греческих идей. В их городе Екроне - прямые в плане крепостные стены с выступами и выемками, в греческой манере строгих геометрических форм, простые ворота прямоугольные кварталы со своим типом регулярной застройки, свои типы домов,- раньше здесь так не делали. На городище Тель-Квазиль есть и дома хананейского типа, но в целом сама городская идея совершенно другая. Филистимляне с самого начала тяготеют к прямым улицам, к помещениям, непохожим на четырехкомнатные дома; эти помещения, жестко прямоугольные здесь доминируют. Греческая архитектура, греческое понимание города, хотя и в традициях XIII-XI ввё до Р. X., ощущается достаточно четко.

Святилища.

На городище Тель-Квазиль прослеживается три этапа строительства одного филистимлянского храма. Вначале он был простой и на хананейский не похож; возможно и другие ранние храмы филистимлян не похожи на хананейские. В плане - это квадрат, вход неизвестно откуда, алтарь в центре, никаких элементов нет. В более поздний период конструкция усложняется, появляется заалтарное помещение, а лишь на последнем этапе мы видим сложный комплекс. Большое помещение перед основным святилищем со скамейками, каменным порогом, входом, ведущим в зал на двух колоннах, тоже со скамьями и с алтарем, вверх уходит лестница на второй этаж, о котором мы ничего не знаем. Элементы: и придел, и зал с колоннадой и со скамьями, и возвышенный алтарь напротив входа, и помещение за алтарем - это все несколько ближе к храмам хананеев. Причины этого неясны, возможно они как-то и смешались. Хотя на территории, где обосновались филистимляне, в слоях под городами редко находятся хананейские слои; в основном, филистимляне строились на пустом месте. Но возможно за время передвижения по побережью Средиземного моря они что-то восприняли у хананеев.

Божества

С храмами или вообще с поклонением божествам связаны небольшие женские статуи-сосуды для возлияний в виде фигуры с отверстием в груди. Можно было вынимать пробочки из сосуда фигуры, и тогда начинали течь какая-нибудь сакральная жидкость.

Самую почитаемую богиню они принесли с родины - ее статуэтки в большом количестве известны в Эгейском бассейне. Это Ашдода, " богиня-стул": голова, туловище - спинка, ножек почему-то четыре. Функции этого божества непонятны, но это одно из греческих божеств тех времен в Эгейском бассейне. Филистимляне пришли со своими богами, память которых в самой материковой Греции была в дальнейшем вытеснена богами круга Зевса, который и сам уже достаточно поздний. Это женское божество было чрезвычайно популярно; так же как каждый хананей в своем доме держал статуэтку Астарты, каждый грек в своем доме имел эту статуэтку (а иногда - изображение Астарты). У греческих скульптур совсем другие позы, другая пластика рук, шеи, головы, чем у хананейских. Параллельно с этими схематизированными изображениями создавались предельно живые женские изображения в динамике; это уже скульптурные детали сосудов, а не отдельные статуэтки божеств.

Уникальна по сложности изображения образов глиняная алтарная подставка. Очень сложное в художественном отношении скульптурное произведение - такая конструкция по теории должна была бы потечь при обжиге (слишком много глины разной толщины), но греки в свойствах глины разбирались очень хорошо. Греки тех времен очень любили изображать птиц, что связано с их верованиями той поры. Они их везде изображали, разрисовывали ими керамику и даже делали храмовые сосуды в форме птицы.

Погребение

Глиняные гробы у греков возникли со времен наемничества в Египте, но к этому времени они уже приобрели свой собственный стиль. Интересно, что в небольшом количестве эти фигуры с тонкими ручонками и без ног встречаются на каменных стеллах и у нас в степях Северного Причерноморья. Именно в это время на территории нынешней Украины, Приазовья мы видим эти странные ручонки в "киммеристских" курганах. Видимо всюду, куда греки приплавали, они изготовляли для погребений эти скульптуры, хотя восприняли такие изображения от египтян, у которых служили наемниками. Но к этому времени, к XII-XI вв. это уже их собственное творчество.

Экономика и быт

Они применяли столярный инструмент, до сих пор встречающийся в более-менее серьезном хозяйстве: топор-тесло. К этому времени относится и стальная кирка - предмет, скорее всего сомнительный. Она найдена в культурном слое, но возможно это кирка грабителей, которая могла быть брошена на месте преступления.

Керамика

У греков, кроме донышка, на столовой посуде снаружи раскрашено буквально все. Расписная керамика в Святой Земле встречается с VI тыс., но греки принесли веселый и жизнерадостный разнообразный характер раскраски. Греческое искусство в целом "антропомерно", сообразно человеку. Греческое искусство похоже на снимки, сделанные "полароидом": не как в жизни, а "красивше". Вот так греки и делали: все как в жизни, но еще лучше - пестрее, веселее, красивее. Обожествление природы и людей BbTpnwnnnnT, у них в том, что они рисовали и лепили их, идеализируя. На все их вещи очень приятно смотреть, и приятно было ими пользоваться, они вызывают какое-то теплое чувство (во всяком случае, у европейца). У римлян было по-другому, и они сами это чувствовали: недаром "новые римляне" для своих новых вилл покупали по преимуществу греческую скульптуру.

На керамике обычны изображения, прежде всего, птиц: все разрисовано мелко, но красиво. Форма светильников и маленьких кувшинчиков - сказывается влияние хананейской среды.

Все, что делали греки, сделано с душой, и в то же время у них не было культа вещи. Это не техногенное общество. Не случайно они первыми глубоко восприняли христианство. В мире они разбирались и любили мир, но не преклонялись перед ним, ставили себя рядом с ним.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить