Лекции по религиоведению

До керамический Неолит Б (ДКН Б: 7600-6600/6000 гг. до Р.Х.)

Хронология

Почему такая странная дата для конца периода - 6600/6000 гг.? Дело в том, что тысячелетие с 7600 (или 7300) по 6600 гг. - это время самого "Иерихона ДКН Б", и синхронных ему памятников, а 6600/6000 гг., - это "поздний ДКН Б" - время дальнейшей эволюции той же археологической культуры (археологическая культура - наличие материальных останков духовной жизни, хозяйственной и социальной деятельности) в других местах Святой Земли; сам город был опять заброшен.

Приводя те или иные датировки, автор опирается на то, что было принято в середине-конце 80-х годов; в более ранних работах могут встретиться другие даты, поскольку теперь не только появились новые датированные памятники, но и пересматривалось, например, время полураспада радиоактивного углерода и некоторые другие величины в физике, на которое опирается ряд датировок. Вообще, физические методы еще несовершенны, но у археологии, антропологии есть свои, хотя и менее точные, но многочисленные методы датирования, проверяющие друг друга. Например: среднее время существования дома до капитального ремонта, время существования поселения по числу похороненных на кладбище в соотношении с числом домов на поселении, время распространения одного типа вещи, время бытования монет одного выпуска и т. д. В пособии предлагаются те данные, которые уже устоялись. Есть более свежие данные, но они пока, как обычно, и самые сомнительные. Но во всяком случае соотношение памятников во времени, т. е. относительная хронология, остается одной и той же.

Рост подвижности и распространение ДКН А

Во второй половине 8 тыс. населением "Плодородной Дуги" овладела "охота к перемене мест". Многие начинают куда-то переселяться, бросают одно место, переселяются на другое рядом; появляется масса новых поселений, а старые забрасываются. Связывают это с ухудшением климата и с тем, что земледелец, привыкающий уже к ирригации, потянулся к воде, которую стал интенсивнее использовать т. е. стал уходить из более сухих районов. Для нас важен прежде всего сам факт того, что, хотя в это время многое забрасывается, зато многое и осваивается; жизнь активизируется в местах Плодородной Дуги, традиционно богатых водой. А именно - в оазисах и долинах Сирии, в Финикии, в южной части Загроса и в более высоких горах. Здесь начинают активно использовать те сведения, которые получили раньше из более развитых центров, находившихся в Святой Земле и в непосредственной близости от нее.

Если культура "древнейшего Иерихона А" занимала территорию натуфийской культуры (Святая Земля, области к северу от нее, и часть бассейна среднего Евфрата), то культура "древнейшего Иерихона Б" распространялась заметно шире. Она, по-прежнему занимая Святую Землю (6 памятников) и севернее до среднего Евфрата, появляется в ближайших соседних областях; при этом по обе стороны от основной зоны как бы подымаются две "культурные волны": одна идет на запад, в юго-восточную Малую Азию, другая - на восток, до отрогов гор Загрос, которые выходят к долине Двуречья. (Ни та, ни другая область в предшествующий период не были особенно развиты). Именно в это время здесь возникают ранние сложные докерамические культуры: в Малой Азии в определенной степени на базе материальной культуры Святой Земли, в Загросе - с заметным учетом традиций предшествующей местной ранней культуры.

Памятники

Основные памятники "древнейшего Иерихона Б": сам Иерихон, упоминавшийся уже Нахаль Орен, Бейда (слои VI-I) и Мунхатта (слои 6-4). На Евфрате это Мюрайбит IV. В более поздний период (ДКН Б "поздний") важными для нас являются: Рамад II близ верховьев Оронта и "Рас Шамра V С" (Угарит) на Финикийском побережье. Прибрежные районы попрежнему не были объектом активного освоения; только в конце этого периода появляются заметные новые поселения в северной части побережья.

ИЕРИХОН

В Иерихоне сер. 8-го - сер. 7-го тыс. ("собственно ДКН Б"), как показывает современная наука, перерыва в духовной традиции, как и применительно к другим сторонам бытия, по сравнению с ДКН А, не было, хотя кое-что изменилось.

Укрепления

Город постепенно увеличивается, он по-прежнему сильно укреплен; именно в это время его жители порой используют для крепостных стен камни размером приблизительно 1,5х0,9х0,8 метра, очень крупные.

Жилища

Распространяются прямоугольные жилища. Такие жилища - это может быть и следствие прихода этнически или социально нового населения, и может быть следствие изменения типа "большой семьи". Они состояли из хороших помещений площадью 5х 4 и 7х 3 м и т. п. - нормальные средние комнаты. Дома строили из кирпича в форме современного "нарезного" батона хлеба. Интересно, что "первый кирпич" был гораздо сложнее придуманных впоследствии, как и многие другие изобретения. Клали эти кирпичи совершенно беспорядочно; на то, чтобы изобрести кладку кирпича "в перевязку" - ушло лет 700. Пол и стены покрывали известняковой штукатуркой красного или белого цвета, иногда даже на полу наносили узор. В жилищах были очаги, которые служили для обогрева или приготовления малых количеств пищи, а между домами - кухонные печи на свежем воздухе. Входы имели двустворчатые и одностворчатые двери на камнях-подпятниках (у других народов такая дверь появилась гораздо позднее). Рядом с домами находились небольшие хозяйственные помещения и склады зерна.

Погребения

В домах находят черепа их прежних обитателей; культ головы (черепа) связан с культом предков и очень распространен в древнем мире.

Что мы знаем о духовной культуре Иерихона ДКН Б и его материальной культуре?

Святилища

В докерамическом Иерихоне Б известны три вида небольших святилищ; их в городе было, видимо, много, но очень большого - не найдено. Конструкция святилища первого вида весьма проста - прямоугольное помещение, напротив входа стоял жертвенный камень, очень красивый каменный столб, ему, видимо, поклонялись. Более сложен храм второго вида, типа "мегарон" (прямоугольное помещение с портиком) позднее появившийся в Малой Азии. И, наконец, третий вид - прямоугольное вытянутое помещение сложного плана, 6х4 метра, с прямоугольными возвышениями у стен. Вдоль стен в нем стояли глиняные статуи в натуральную величину: мужская, женская и детская.

Культ предков

Ведущим в духовной жизни Иерихона был культ предков, т. е. обожествление родителей и прародителей, причем не абстрактных, а конкретных - пап, мам, бабушек, дедушек и т. д. Тела (или кости) куда-то уносились (как это делалось и впоследствии), а черепа укладывали по одному, по два, по три, по четыре и более, причем не просто черепа. Прекрасные скульпторы Иерихона (видимо, уже после того, как черепа освобождались от мягких тканей, но облик покойного еще сохранялся в памяти) брали гипс и лепили лицо умершего; для сходства вместо глаз порой вставляли блестящие раковины. И все эти лица не похожи друг на друга; это - портреты. Существовало представление о том, что душа некоторое время находится в теле, существовало, это видно из того, что все эти процедуры начинали не сразу. По представлениям иерихонцев, только по прошествии некоторого времени душа отлетала, и можно было позаботиться о материальном увековечении облика покойного.

Божества

Что касается божеств, то их изображения - это плоские слабо стилизованные большие фигуры в натуральную величину; это совершенно другое искусство, чем изготовление портретов предков. Порой они расписаны, и даже можно увидеть бороду. Кроме того, в гораздо большем количестве, чем в предшествующий период, изготавливались небольшие изображения богини-матери. Причем изображалась и только средняя часть туловища, и почти вся фигура.

Для нас важно, что некоторые из этих фигур являются прообразами более поздних изображений богини-матери во всей "нижней" зоне "Плодородной Дуги". Именно здесь, хотя и не в самом Иерихоне, появляется уже законченный, т. е. нашедший свое стилевое воплощение образ богини плодородия: женщина с гипертрофированными бедрами и подчас с едва намеченной головой; очевидно для древнего языческого населения важны были прежде всего детородные функции и шире - производство продуктов питания.

Экономика и быт

Как, и с помощью чего, трудились иерихонцы 7-го тысячелетия? Все, что можно сделать из камня, здесь делали: священные колонны, стрелы, серпы, мотыги, всевозможные сосуды, зернотерки, украшения, грузила. В пособии приведены основные формы этих изделий.

Посуда

Посуда из твердого материала известна и до глиняных горшков, хотя появляется она не везде; в целом, изобретение посуды и изобретение глиняной посуды - вещи совершенно разные. Посуду в Иерихоне делали из камня. Ближе к концу ДКН Б посуда из гипса и корзины, обмазанные гипсом. В других местах Передней Азии каменная посуда встречается редко, и там она, вероятно, появляется под влиянием населения Святой Земли. Здесь же она была изобретена и начинает использоваться на тысячелетие, а местами и на два, раньше, чем посуда керамическая.

Указанные достижения распространяются сначала на ближайшие окрестности, а потом и дальше, именно из области Иерихона. Попытки приписать это другим культурным очагам пока не очень обоснованы материалом.

Самое интересное, что хотя происходило улучшение технологии изготовления различных предметов, но тысячу лет в ДКН Бсущественно не менялся сам набор орудий. Подчеркнем также, что почти все совершенство, которое мы здесь видим на протяжении тысячелетий, - это совершенство городской жизни. Сельскохозяйственная периферия оставалась в прежнем, близком к натуфий-скому, состоянии.

Конец Иерихона ДКН Б

Около 6600 г. кончился для Иерихона второй период докерамического неолита. Город был покинут; но следов битв и пожаров нет. Иерихон был оставлен, видимо, без боя. и долгое время стоял пустой. Население куда-то ушло, причины этого неизвестны. Единственное, что можно сказать, это то, что в это время многие их обитатели из поселений уходили в разные места Восточного Средиземноморья.

Потом, спустя порой несколько веков, люди снова поселялись в старых местах, причем продолжение традиций в культуре говорит об их родстве с былым населением.

БЕЙДА

Второй город - это Бейда на юго-востоке, тоже укрепленный, хотя и небольшой. Он младше Иерихона, и относится приблизительно к 7000-6600 гг.; оборонительные стены его тоже каменные. Замечателен он тем, что его раскопанная часть - это квартал ремесленников и торговцев. Планировочная схема была следующая: прямоугольный жилой дом, вокруг - двор, в разных углах которого находились странные домики с маленькими помещениями примерно 1 на 2 кв. метра, разделенными очень толстыми стенами. В каждом помещении трудился либо торговец (мясник), либо ремесленник, либо костерез и т. п. Жили они, по всей видимости, на вторых этажах тех же домиков или в отдельных жилых домах, потому что в этих помещениях и работать и жить было невозможно. Характерно, что уже в 7-м тыс. здесь появились ремесленники высокой степени специализации, что в других обществах происходит гораздо позже.

Вероятно, и в Иерихоне было что-то похожее, но раскопанные там площади пока слишком небольшие. Важно, что в маленьком городе Бейда были и ремесленники, и торговцы, причем производимые предметы - очень сложные, специализация - очень высокая. Уже в это время, задолго до всех других обществ, мы видим здесь специализацию на ремесле и на торговле, то есть чисто городские функции населения, а ведь это - VII-e тысячелетие до Р. Х. Итак, мы имеем в Святой Земле в седьмом тысячелетии не только большой город, но и маленький специализированный городок.

Иерихон и Восточное Средиземноморье

Начиная со второй половины 7-го тыс. вокруг Иерихона, в его ближней и дальней округе появляется большое количество возникших под прямым или косвенным влиянием Иерихона сложно-организованных деревень. Сам же Иерихон к середине 7 тыс. материально "упрощается", его "элитарность" ослабевает, как относительно других поселений, так даже и в сравнении с более ранним Иерихоном. В истории такое явление как "упрощение" встречается нередко. Хотя новые города в это время неизвестны, зато возникают новые высоко-организованные богатые деревни, особенно на юго-востоке Малой Азии и в центральной части "Плодородной Дуги". По мере распространения традиций Иерихона на Ближнем Востоке реализуются разные пути развития, но пока распространение происходит прежде всего по Плодородной Дуге, не выходя пока, практически, в долины больших рек.

Со второй половины 7-го тыс. юго-восточная Малая Азия и отдельные центры в ней и восточ-нее в своем развитии начинают обгонять Иерихон и его округу. Это обычное явление в истории. Но у некоторых археологов, особенно у Дж. Мелларта, "патриота" Малой Азии, акценты вообще смещаются в пользу этих центров; влияние-де Иерихона если и было, то где-нибудь в 9-8 тыс., но не позже. Практически же дело обстояло, видимо, так: достижения, которые были выработаны народом, жившим либо в экономически идеальных условиях Святой Земли, либо в близких им, т. е. в условиях, где злаки (пока людей было мало) практически почти не нуждались в искусственном орошении (а это главное), становятся постепенно доступны тем, кто заселяет ("плодясь и размножаясь") менее выгодные районы - те, где нужно хотя бы примитивное, так называемое горно-ручьевое, искусственное орошение. Пока оно не было создано, на стыках предгорий и долин средних рек, "серьезной" экономической жизни обычно не было. Здесь люди, конечно, жили, но в малом числе.

С середины 7-го тыс. и далее семиты (возможно западные), населявшие в это время, согласно лингвистическим реконструкциям, основную часть Восточного Средиземноморья, постепенно перестают доминировать в дальнейшем интенсивном технологическом развитии. При этом они не переживали периода застоя - у них продолжали совершенствоваться и технология, и социальная структура, но у них не росло быстро население, не усложнялся социальный быт, они не обожествляли технологический прогресс, как это происходило с 4 тыс. до Р. Х. в Двуречье, впоследствии - на Ниле, на Ганге и т. д. - во всех ранних аграрных техногенных цивилизациях.

Ранние города-государства гармонических и техногенных обществ

Надо сказать, что во всех западноевропейских и отечественных курсах истории Древнего Мира именно сложность общественной жизни в Двуречье и долине Нилаи связанное, вероятно, с нею массовое распространение текстов на "вечных" материалах сделали именно эти поздние долинные общества приоритетными для исследователей, и с них начинается изложение в учебниках.

Для того, чтобы разобраться в причине такого искажения, вернемся к теме города. Сравнивать Иерихон надо, конечно, не с нашими городами, а с древними городами, которые возникли и существовали в техногенном Двуречье со второй половины 4-го тыс. Например Ур; это очень интересный город. Сравним Ур 3-го тыс. до Р. Х. с Иерихоном 7-го тыс. Временной разрыв между ними - 4 тыс. лет (Каковы размеры и населенность Ура?) Жило в Уре 4 тыс. человек, а все знаменитое Ур-ское государство размером 9х10 км на раннем этапе можно было обозреть с крыши одноэтажного дома. Монарх мог его обойти без особого напряжения за два дня и за всем присмотреть. Вот почему так легко было там впоследствии все распределять и проверять - это всего 10 000 взрослых мужчин, тесно живущих на плоской равнине у канала. Там все начальство знало друг друга. В целом, по этим критериям, - это города одного типа.

Но почему же так много написано, например, о "техногенном" У ре (правда, несколько более позднем, конца 3 тыс. до Р. Х.) и так мало - о "гармоническом" Иерихоне? По двум простым причинам:

1) потому что древние техногенные общества, в которых спустившийся в долину большой реки человек, обладающий определенными навыками, сам создает себе во многом искусственную среду, понятнее современным техногенам - западноевропейцам.

2) потому, что мы все склонны гиперболизировать значение обнаружения письменности на "вечных" материалах. Жители Ура много написали о себе, до нас дошло много письменных документов, а историки еще не так давно склонны были делить народы на "исторические" и "неисторические", на самом деле имея в виду народы, чья письменность на "вечных" материалах нам известна и те, чья письменность нам не известна (а когда археологи ее находят, народ надо бы переводить в "исторические", но это делалось далеко не всегда).

Когда формировались современные взгляды на предмет, предполагалось, что человек вообще не в состоянии долго помнить длинный текст, не искажая его (если он не записан). Эта точка зрения позднее была отвергнута на базе массовых исследований последних пяти десятилетий. Теперь известно, что огромные объемы священных текстов сохранялись в памяти специально подготовленных людей порой тысячелетиями, сохраняя свою информативность. Когда об этом говорится "вообще", все согласны. Но когда переходят к конкретным обществам, снова начинают ставить факт обнаружения (не наличия, а обнаружения) письменности превыше всего.

Весьма важно, что ранние тексты на "вечных материалах" - это в большей части светские памятники имущественных споров, конфликтов (в том числе, потенциальных); документ фиксирует положение, которое одна из сторон может захотеть нарушить. Или, в меньшей степени, это конкретные обязательства по отношению к властям или к богам. Длинные же тексты по-прежнему хранились в памяти. Не надо, далее, путать "наличие - отсутствие" письменности с "много текстов - мало текстов". Второе при малых площадях раскопок - превращается в "ложное первое", т. е. исходно редких текстов при малых площадях раскопок могло просто не быть в раскопанной части города. Опыт обнаружения редких текстов в городах, где до этого их не было, заставляет быть осторожнее и все больше опираться на общий облик города.

Существенно, что при всей однотипности города гармонических и техногенных обществ были по облику не совсем похожи. Различие обществ, которые их создавали, отражалось и в планировке, и в типах святилищ, и в типах погребальных сооружений. Так, сильная власть монарха, его близость к богам были выражены в Двуречье в доминировании над городом зиккуратов, а в Египте - в доминировании погребальных пирамид даже над всем ландшафтом, в то время как в Святой Земле святилища и погребальные сооружения составляли неразрывное целое с социальной тканью общества, с городским пространством. Представим себе, в этой связи, что такое зиккурат? Это уступчатая постройка, в середине которой ничего не было, а вдоль ступеней были лестницы, пролеты которых располагались все выше и выше по отношению друг к другу. Жрецы и правители приходили туда, чтобы помолиться языческим божествам. На самую верхнюю лестницу мог заходить только монарх и / или "ведущие" жрецы. И все это сооружение было высотой с пятиэтажный дом и выше. С него видны были соседние государства. А в Святой Земле это было совершенно невозможно - такой муравьиной плотности населения у этого, высокоразвитого по тем временам, общества не было.

Подводя некоторые итоги, подчеркнем, что то, что мы знаем о сохранении текстов, и то, что мы знаем об истории текстов Ветхого Завета, и то, что мы знаем о внутренней критике текстов (об этом вам будут рассказывать), - все это делает естественным для исследователя понимание того, что тексты Ветхого завета - исключительно древние тексты. И та информация в них, которая нам дана для понимания, совершенно реальна. Говоря же о древнейших не священных текстах, надо помнить, что это первые тексты на "вечных материалах", а не вообще первые тексты, в которых люди хранили память о прошлом или о должном.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить