Исследования

Популяция копытных животных и их роль в лесном хозяйстве

Выполнил: Глухарев Андрей

Литература по кавказскому зубру (Bison bonasus caucasicus Sat., 1904) «истребление которого подвигалось вперед значительно быстрее, чем изучение» (Насимович, 1961), крайне малочисленна. По большей части она содержит впечатления натуралистов от поездок по Кавказу (Виноградов, 1870; Динник, 1897; Сатунин, 1898; Филатов, 1910;1912), или же написана спустя десятилетия после гибели последнего представителя горного подвида (Флёров, 1932; Башкиров, 1940; Заблоцкий, 1965). В результате этого имеются серьезные расхождения даже в описании внешнего вида кавказского зубра различными авторами, а также неодинаковое, подчас противоречивое толкование ими его морфологических и поведенческих признаков. Скажем, обще-известно, что сведения по поведению истреблённых и ныне живущих в горах зубров поразительно неточны (Баскин, 1979). Нет общего мнения среди исследователей так-же и по поводу динамики численности кавказского подвида в минувшем столетии, мало что известно о его реакциях на воздействия внешней среды, можно только догадываться о приспособлениях, определяющих его отношение к данному воздействию. Теперь уже невозможно определить структуру, показатели плодовитости и смертности аборигенов Кавказа, выяснить все причины, приведшие некогда многочисленную популяцию к поголовной гибели.
Значительно лучше освещена в литературе история восстановления горных зубров. Благодаря многолетним исследованиям С. Г. Калугина (1958;1965;1968), процесс утверждения этих животных в горно-лесных биотопах прослежен до середины 70-х годов. Имеется обширный материал, посвященный размножению, смертности, питанию, расселению и некоторым аспектам поведения зубров на различных стадиях загонного и в начале их вольного содержания. В. Н. Александровым и К. Ю. Голгофской (1965) в период 1956-1961 гг. проведено обследование ареала зубров в заповеднике и вблизи его границ. Эта работа позволила выявить состав, запасы и доступность зимних кормов для зубров в границах их потенциального пастбищного пространства, определить возможности роста популяции без ущерба для зимних станций. Впоследствии Немцевым А. С. данное направление исследований было углублено, а также сделан анализ структурного, топологического, поведенческого и морфо-физиологического аспектов популяционной организации горных зубров, начиная с 1973 г. Этим автором написано более 70 работ, в которых приводятся особенности биологии, рекомендации по охране и использованию данных животных. Начиная с 1993 г. появились работы Т. П. Сипко (1993;1996) по иммуногенетике восстановлен-ных животных, а также публикации Немцева А. С., Раутиан Г. С., Пузаченко А. Ю. и дру-гих авторов (1998;1999;2000), посвященные систематическому статусу горных зубров, как нового подвида – Bison bonasus montanus.
Исследования популяции горных зубров во второй половине XX века показа-ли, что её жизнеспособность находится в аллометрической зависимости от динамики численности субпопуляционных структур. Вероятность длительного существования каждой из них определяется ролью случайных событий трех типов: демографических, средовых и катастрофических. Примеров многомерного анализа популяции зубров, как сложноструктурированной системы пока нет ни в России, ни за рубежом. Между тем, накопленный в заповеднике большой объем статистического материала и нали-чие компьютера даёт реальную возможность проведения такой работы в ближайшие годы.
Детальное изучение кавказского благородного оленя (Cervus elaphus maral Oqilbу, 1840) в начале XX века связано с именами К. А. Сатунина (1903) и Н. Я. Дин-ника (1902, 1910 и др.). В работах этих авторов приведены сведения о распростране-нии, питании, морфологии вида, а также непревзойденные описания повадок и об-раза жизни оленя на Западном Кавказе.
С организацией в 1924 году Кавказского заповедника благородный олень стал одним из основных объектов пристального внимания научного отдела, так как со-стояние его популяции, как и состояние популяций других копытных, вызывало серьезные опасения. Работа А. А. Насимовича (1936) подвела итоги личных трудов автора по изучению биологии оленя, а также двухлетней работы Охотстанции Кавказского заповедника по изучению распространения, миграций и динамики численности оленя в заповеднике и за его пределами. Изучению различных сторон экологии благородно-го оленя и копытных в целом посвящены и другие работы А. А. Насимовича (1936, 1938, 1939, 1940, 1941, 1955).
Численность является одним из основных параметров состояния популяций животных, поэтому ее изучению отводилось самое серьезное место в научных исследованиях в заповеднике. Результаты учета численности копытных в Кавказском заповеднике за 1939 год и опыт использования поправочных коэффициентов для определения поголовья оленей по количеству ревущих самцов изложены И. В. Жарковым (1940). Им же определена эффективность различных методов учета крупных млекопитающих, в том числе и оленя, в условиях Кавказа (Жарков, 1952). Динамике численности оленя и методическим основам ее определения посвящены работы В. Н. Александрова (1963), В. В. Дурова (1983), С. А. Трепета (1997). Результаты ежегодных учетов численности оленя, а также материалы по структуре популяции представлены в Летописях природы Кавказского заповедника.
Исследования гельминтофауны копытных заповедника опубликованы К. В. Журавлевой и Ю. О. Раушенбах (1934) и Д. П. Рухлядевым (1959). Распространению и встречаемости оленей в отдельных районах Северо-западного Кавказа посвящены работы Л. Е. Аренса (1964), В. А. Котова (1959), В. А. Котова и Л. С. Рябова (1963). Вопросами изучения сезонных миграций крупных млекопитающих занималась С. И. Чернявская (1956). Исчерпывающие сведения о сезонных миграциях, а также пространственной, половой, возрастной, этологической структуре популяции оленя содержат отчеты В. В. Дурова по Летописи природы за 1981 – 1993 годы. В работах В. П. Теплова (1938), В. А. Котова (1958), А. Н. Кудактина (1975, 1978, 1982, 1986, 1999) отражены вопросы межвидовых взаимоотношений оленя и хищников в Кавказском заповеднике. Итоги изучения популяции кавказского благородного оленя к 70-м годам подведены в работах В. Н. Александрова (1966, 1968). Результаты последовавших за этим исследований В. В. Дурова отражены в Летописях природы Кавказского заповедника за 1981 – 1993 годы.
Сведения о кавказском кабане (Sus scrofa attila Thos, 1912) имеются в работах русских исследователей с конца XVIII до начала XX века. Академики П. С. Паллас (1786) и Г. И. Радде (1899) указывали на его обширное распространение, многочисленность на Кавказе и необычно крупные размеры. Н. Я. Динник (1900, 1910) привел первые данные о размножении, цвете волоса, весе туши кавказских кабанов, влиянии суровых зим на их численность. В трудах Н. К. Верещагина (1959) указаны их прежний и современный ареал, промысловое значение. В работах В. В. Логинова (1936), С. С. Донаурова и В. П. Теплова (1938) имеются данные по сезонному распределению, раз-мерам, весе, сроках размножения, питании кабанов в северной части Кавказского заповедника. С. И. Чернявская (1956) занималась миграциями копытных заповедника, в том числе и кабана. Материалы по биологии кабанов СССР, в том числе Кавказа, накопленные к 60-м годам XX века, обобщены и дополнены В. Г. Гептнером, А. А. Насимовичем, А. Г. Банниковым (1961). В. В. Дуровым изучались морфологические и иммуногенетические особенности кавказского кабана, состав и запасы его кормов, выявлялась фактическая и оптимальная структура популяции и численность, а также выяснялась роль Кавказского заповедника в охране генофонда и ресурсов вида. В последнее время С. А. Трепетом проведены исследования влияния на популяции крупных млекопитающих КГПБЗ объектов его внутренней инфраструктуры (Трепет, 1999).
Первые сведения о жизни туров (Capra caucasica Guld.) и серн (Rupicapra rupi-capra caucasica Dinnik) на Кавказе встречаются в работах К. Н. Россикова (1890), Я. К. Васильева (1893), Н. Я. Динника (1894), Г. И. Радде (1899). О численности животных на территории Кубанской охоты упоминает Ф. И. Краткий (1894). В обстоятельной работе Н. Я. Динника (1910) приводятся наиболее полные для того времени сведения о некоторых сторонах биологии этих видов, их численности и систематике. Таксономии коз-лов посвятил свою работу и К. А. Сатунин (1903).
Методам количественного учета туров и некоторым закономерностям зимнего распространения копытных посвящены работы А. А. Насимовича (1936, 1939, 1940, 1955), который приводит также и более подробные сведения по экологии этих видов (1949). Вопросами учета и динамики численности копытных животных Кавказского заповедника, в том числе туров и серн в предвоенные годы, активно занимался И. В. Жарков (1939, 1940, 1949, 1952).
Наиболее полными сводками данных о турах и сернах, в которых использова-ны многочисленные, ранее неопубликованные источники, являются работы Н. К. Верещагина (1958), И. И. Соколова (1959), В. Г. Гептнера, А. А. Насимовича, А. Г. Банникова (1961).
Вопросам динамики численности, стадности, минерального питания, сезонно-го размещения и отлова высокогорных копытных Кавказского заповедника посвящены публикации погибшего под лавиной В. А. Котова (1960 а, б, в; 1964, 1966). В работе 1968 года В. А. Котов обобщил имеющиеся литературные данные и личные наблюдения и исследования по экологии кубанского тура на территории Кавказского заповедника и за его пределами в верховьях рек Уруп, Пхия, Архыз, Зеленчук, Аксаут, Маруха, Кизгич.
Более поздние сведения о результатах учетов численности тура и серны, других сторонах жизни этих животных можно найти в Летописях природы Кавказского заповедника, а также в публикациях А. В. Дубеня (1985), А. В. Ромашина (1994 а, б,в; 1995).
В настоящее время состояние популяций копытных животных в регионе вызывает такие же серьезные опасения, как в период организации и становления заповедника. Причины депрессии численности крупных млекопитающих очевидны. Сего-дня сложилась ситуация, когда обострение социальных проблем у малообеспеченных слоев населения, в том числе и у сотрудников охраны заповедника, разрушение социально-экономической структуры районов, примыкающих к границам заповедника, определили растущее прямое преследование диких животных. Беспрецедентного уровня браконьерство достигло не только в лесных угодьях, примыкающих к заповеднику, но и на его территории. Нелегальная добыча диких животных нередко принимает истребительный криминальный характер. Браконьерство является основной причиной исчезновения зубров, оленей, серн за пределами заповедника в ряде сопредельных с ним районов, вполне благоприятных для обитания, и сокращения их численности на территории заповедника, в том числе и в глубинных урочищах. В связи с этим, нельзя не упомянуть работу Н. Я. Динника «Истребление дичи в горах Кубанской области», опубликованную в 1909 году, где автор пишет, что «охотничьи законы для большей части этой братии не писаны, и они бьют без всякого сожаления дичь даже тогда, когда они готовы отелиться или ходят с молодыми». Прямое преследование стало причиной изменений в популяциях травоядных в последние 10 лет пространственно-временной, половой, возрастной структуры, стереотипов поведения животных, связанных с адаптацией диких копытных к обитанию в условиях сильнейшего антропогенного пресса.
Дальнейшее изучение копытных Кавказского заповедника должно выяснить механизмы и последствия произошедших изменений и, в конечном итоге, перспективы сохранения диких травоядных на Западном Кавказе. Совершенствование системы охраны и наблюдений травоядных животных должно строиться на ежегодно пополняемом банке данных о представительстве и состоянии их популяций с учётом социально-экономических и национально-демографических особенностей региона, анализом доминирующих нарушений среды, оценкой эффективности мер охраны и т. д.
Вместе с тем, судьба крупных млекопитающих зависит не только от выясне-ния жизнеспособности их популяций в сложившихся условиях, но и от:
• оперативных и решительных практических мер по организации действен-ной охраны всей территории, объединенной номинацией «Западный Кавказ» от всех видов браконьерства и других нарушений;
• строгой регламентации рекреационной деятельности Кавказского заповедника;
• ограничения, а для некоторых животных и полного запрета охоты одновременно в охотугодьях Республики Адыгея, Краснодарского края и Карачаево-Черкесии;
• создания научной стратегии восстановления и сохранения наиболее уяз-вимых видов;
• оптимизации хозяйственной деятельности и внутренней инфраструктуры Кавказского заповедника.
Решение этих проблем должно стать приоритетной задачей научного и инспекционного отделов Кавказского заповедника на ближайшие годы.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить