Статьи по философии

Власть, элита, современность

Зиннурова Л. И. – зав. кафедрой философии, истории и культурологии, кандидат философских наук, доцент

В статье проанализировано соотношение элиты и власти и сде­лан вывод о несостоятельности власти современной политичес­кой и экономической элиты.

Власть – это жажда и умение навязать свою волю, желание, интересы, точку зрения другим людям. Для установления власти необходима сила – физическая, умственная. Утверждение власти означает установление превосходства одного человека или группы людей над остальными в обществе. Властвовать означает править, управлять, руководить. Чтобы это было осуществимо, власть использует определенные приемы, создает для себя атмосферу превосходства, позиционирует себя как необходимо неизбежную, она существует через политику, которая “не только искусство возможного, но искусство введения в соблазн. Она (политика – Л. З.) шоколадная сторона власти, которая исходит из того, что, во-первых, должен быть порядок; а во-вторых, мир желает быть обманутым” [2, с. 240]. Власть часто прибегает ко лжи, лицемерию, запугиванию.

Общеизвестно, что сила власти успешна лишь при определенном состоянии людей, до которого их можно и нужно (для власти) довести – это состояние слепых, полусонных и не достигших совершеннолетия (просвещенного состояния) субъектов.

Средства для управления людьми – физическое насилие, манипулирование сознанием, распоряжение материальными благами; они таковы по своей сущности, что для реализации требуют определенных структур (структур власти) и даже определенных качеств людей, входящих в эти структуры, таких как жесткость, решительность, беспринципность, имморализм, дисциплинированность, цинизм, расчетливость, прагматизм.

Функции власти, воплощенной во властных структурах: наведение порядка, подавление, организация, распределение, наказание, поощрение.

Элита этимологически связана с лучшим, отобранным и тщательно выбранным; общественная элита – это некоторое меньшинство людей, характеризующихся определенными “лучшими” свойствами, такими, как утонченная способность к пониманию, психологическая, художественная и эмоциональная одаренность, выдающиеся творческие способности, энергичность (пассионарность по Л. Гумилеву), выдающийся интеллект, мужество, свободолюбие, сильная воля, образованность, высокая нравственность. Люди, обладающие такими качествами, именуются выдающимися, лучшими, “продвинутыми”, они отличаются присущим им обаянием, магически и магнетически притягивающим к ним. Это деятели искусства, ученые, религиозные деятели, философы, пророки.

Именно элита должна и может обладать властью или находиться у власти, если люди желают блага, добра, справедливости. Если исходить из представления Ницше, то элита неизбежно к власти придет ввиду особо выраженной у “сверхчеловека” воли к власти. Платон предполагает скорее мудрость элиты, а у В. И. Вернадского акцентируются творческие способности ученых и их ответственность перед обществом, гуманизм.

Но культурная элита не обладает ярко выраженной функциональной структурой, для нее характерны рыхлость и неопределенность, и объяснение этому следует искать в предельной индивидуализированности творческих личностей и связанной с ней неуживчивости, обостренным соперничеством, что зачастую препятствует культурной элите осуществлять свои функции.

Проблемы взаимоотношений власти и культурной элиты обострились, когда начало искажаться содержание элитарности, все более основывающейся на таких качествах, как напористость, подме­няющая энергичность, грубая сила вместо мужества (сила денег, объединившаяся с физической силой всяких телохранителей, охран­ни­ков), материальное богатство взамен духовного превосходства, циничная прямота вместо смелости и честности, наглость вместо сильной воли, усредненная посредственность (такой как все) вместо неорди­нарности, сообразительность вместо интеллекта, убогая полуобразованность взамен эрудированности, этикетность и полит­корректность вместо нравственности, ловкость, опирающаяся на тех­но­ло­гические приемы манипулирования людьми, вместо творчества.

Капитализация общества устранила последние препятствия на пути возвышения людей посредством денег и силы. Материальные блага, поставленные во главу угла, сломали и творцов культуры, или оттеснили их на периферию. Востребованными стали изощренно-расчетливые, пронырливые, циничные, воля к власти срослась с волей к прибыли.

Ослабевшие культурные элиты уступили место политическим, экономическим, военным.

Элита превратилась в квази элиту, псевдоэлиту, проникнуть в которую стало делом денег и техники. Интересно, что это отчасти коснулось и культурной элиты, правда, лишь в сфере либо поп-искусства, либо в институтах культуры (творческих, религиозных, научных организациях).

Подлинная элита, “творческое меньшинство, которое завоевывало добровольную преданность благодаря очарованию, оказываемому его творческой деятельностью, сменяется правящим меньшинством, которое за недостатком очарования, полагается на силу”, – метко резюмирует блестящий философ и историк А. Тойнби [3, с. 65].

Результаты осуществления власти такой элиты – отсутствие высоких целей и идеалов в обществе, что расхолаживает, обессиливает общество, ведет его к застою и гибели; люди, изломанные властью, превратившиеся в роботов-потребителей, стандартные, изолирующиеся от себе подобных, все более атомизированные индивиды.

Бесспорно, что это влияет на характер социальности, ослабляя и дезорганизуя ее. Для успешной социальности необходимо чувство культурной гордости, которое существовало бы долго, постоянно обновляясь” – утверждает П. Слотердайк [2, с. 137], с чем трудно не согласиться. Чувство культурной гордости возникает только на основе приоритета ценностей культуры и их усвоения людьми.

Ценности “рыночного общества” и соответственно его целями являются выгода, прибыль, которые не могут быть целью и смыслом подлинного бытия людей, они в лучшем случае средства. Но вся трагедия состоит в том, что в современном общественном и индивидуальном сознании достаточно прочно уже утвердилась “вбитая” в них СМИ, массовой культурой идея рыночных ценностей и демократии, как высших ценностей, идея безальтернативности рыночной экономики и демократического устройства общества. Основательно подзабылись глубокие мысли о том, что демократия – далеко не самое лучшее, а приемлемое лишь в условиях отсутствия чего-то другого. Не укореняются в сознании людей поразительно единодушные суждения выдающихся “обществоведов” современности – Э. Фромма, Р. Осборна, А. Тойнби, П. Слотердайка, Дж. Франкла о вырождении демократии и о сведении ее функций к фразеологическому прикрытию неприглядной роли власти.

Образцы демократии, “западные демократии, это, в сущности перманентные пародии на религиозный анархизм; структуры, представляющие собой странную смесь аппаратов принуждения и свободно устанавливаемых порядков. В них действует правило: обеспечить видимость “Я” каждому человеку” [2, с. 87].

Причины кризиса человеческого общества очевидны: предельное ослабление роли культурной элиты и чрезмерное увеличение власти политической, экономической, военной элиты, которые в современности образуют прочный симбиоз, и сведение к минимуму контактов этих разнородных элит.

Современное общество пребывает в состоянии крушения идеалов. Власть пытается спешно сформулировать идеалы, но “чем более приходят в упадок идеалы, тем больший крах терпят попытки насадить смысл “сверху”, [2, с. 248], т. е. власть нынешняя не в состоянии вытащить общество из трясины, она не в состоянии увлечь и “заразить” людей чем-то скороспелым и неуклюжим.

Во-первых, необходимо восстановить и безоговорочно принять подлинные идеалы. Речь идет о великих идеалах: мужестве, легитимности, власти, любви, искусстве исцеления, признании ценности живого и жизненного, истине, аутотентичности, справедливости вообще и справедливости обмена в частности.

Во-вторых, дело воссоздания и утверждения идеалов единственно возможно лишь в условиях власти культурной элиты, которой по самой ее сути принадлежит способность к выявлению и выражению общечеловеческих подлинных целей и идеалов, потому что предс­тавители культурной элиты обладают способностью полно ощу­щать и любить жизнь, людей, сопереживать и сочувствовать, в полной мере осознавать свою ответственность за судьбы мира и человечества.

Политическая и экономическая элита в состоянии только разработать и запустить “механизм” осуществления благородных целей.

Литература

1. Вернадский В. И. Философские мысли натуралиста.– Москва, “Советская Россия”, 1989.

2. Слотердайк П. Критика цинического разума. У–Фактория, Екатеринбург, М.: АСТ, Москва, 2009.

3. Тойнби А. Исследование истории: цивилизации во времени и пространстве. – М.: АСТ: Москва, 2009.

4. Фромм Э. Здоровое общество. – М.: АСТ Москва: Хранитель, 2006.

Анотація

У статті проаналізовано співвідношення еліти і влади, а також зроблено висновок про неспроможність сучасної політичної та економічної еліти.

Ключевые слова: элита, власть, культурная элита.

Summary

In the article relations between authonties and circles of elite are analyzed and conclusions concerning absence of authority within political and economical elite circles are made.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить