Статьи по философии

Классовые и межнациональные конфликты в условиях глобализации

Мезенцев Ю. Л. – доцент кафедры философии, истории и культурологии.

В социально-философской литературе много внимание уделяется проблеме межнациональных, классовых конфликтов. Социальное противостояние между различными группами не позволяет нормально развиваться обществу. Автор статьи пытается разобраться в причинах обострения социальных противоречий.

Ключевые слова: классы, нации, глобализация, культура.

В современном мире в условиях нарастания глобальных проблем ещё сильнее обостряются классовые и межнациональные отношения. Ложный вариант глобализации, навязываемый человечеству, ошибочные попытки преодоления классового и межнационального противостояния делает катастрофу современной цивилизации вполне осязаемой возможностью.

В чём же причина конфликтных отношений между людьми и обострение глобальных противоречий? Одни считают, что причина заключается в классовом противостоянии, другие видят причину в различии национальных культур, третьи – в отсутствии веры в Бога. В первом случае речь идёт о марксизме. В марксистской социальной философии рассматривается, прежде всего, классовая структура общества. В истории выделяют периоды классовой борьбы: рабов и рабовладельцев, помещиков и крепостных, буржуазии и пролетариата. Заканчивается борьба установлением бесклассового общества в результате социалистической революции.

Чем вызван такой подход? Очевидно, что марксизм в своей основе является экономическим материализмом. Экономика объявляется фундаментом, базисом общества, а всё остальное лишь следствия экономической жизни, обслуживающие экономические отношения. Вполне понятно, что группы людей надстроечных отношений: политические партии, религиозные конфессии, творческие союзы художников, композиторов – выступают по отношению к классовым, экономическим группам лишь как производные, вторичные. И это вполне логично с точки зрения марксисткой модели общества.

Для того, чтобы классовую структуру общества можно было сохранить, надо добраться до власти. Поэтому возникают политические группы. Чтобы эту власть укрепить прочнее, надо придать власти законность, моральную справедливость, эстетический вкус и даже религиозность, т. е. святость. Таким образом, помимо классов, политических партий, существуют в обществе ещё такие группы людей, как армия, полиция, прокуратура, деятели искусства, священнослужители и верующие. Значит, материальное производство и отношение к собственности выступают как базовые отношения, а группы людей, которые возникают в этих базовых отношениях, выступают как базовые группы, т. е. как классы.

И, действительно, то, что в обществе существуют классы и играют большую роль в жизни общества, и что противостояние между классами может обостряться, это так. К. Маркс и Ф. Энгельс в знаменитом “Манифесте коммунистической партии” отмечали, что с приходом капитализма, с приходом индустриальной цивилизации ушли в прошлое религиозные иллюзии и устанавливается “царство голого чистогана” (2., с. 10). К. Маркс жил в ту эпоху и изучал общество, в котором экономические интересы, классовые интересы вышли на первое место. И относительно марксистской модели общества – общественно-экономической формации – следует сказать, что в определённой исторической ситуации, действительно, этот экономический срез общества, этот тип культуры имеет место, когда классовая структура общества в социальной структуре выходит на первый план. Это действительно характеризует эпоху безжалостного разорения крестьянства. Но бывают такие эпохи, когда экономическая жизнь общества выходит на второй план, по сравнению, например, с разделением людей на религиозные конфессии, разделение людей на политические группы, или разделение людей по национальному признаку.

Но, если мы возьмём другие направления социальной философии, то обнаружим, что такой взгляд на социальную структуру общества не разделяется и для этого есть серьёзные основания. Возьмём, для примера, основные конфликты в период развала Советского Союза. Между какими группами людей происходили конфликты? Это противостояние между национальными и политическими группами. Как видим это не экономические конфликты. Хотя, конечно, они могут иметь свою экономическую подоплёку. И, всё же, это не конфликты между капиталистами и рабочими, собственниками на средства производства и неимущими. В то перестроечное время капиталистов почти не было. В то время конфликты были между нациями, точнее, между национальными бюрократами, между теми представителями этих наций, которые хотят нажиться и поруководить. Нации, как правило, настроены достаточно миролюбиво, не мешали бы им только жить. Непорядочные руководители нации, политические группировки националистической окраски борются за власть, за карьеру, и сводить это всё к классовой борьбе нельзя.

По национальному вопросу марксистская теория не раз давала осечку. В начале второй мировой войны граждане Советского Союза надеялись на то, что рабочие гитлеровской Германии не будут воевать против социалистического государства, а проявят классовую солидарность. Но воевали и воевали неплохо. Значит, что-то было неучтено. Видимо, хотя классы очень важные группы в жизни общества и в определённые эпохи они, действительно, могут играть ведущую роль, но считать, что все остальные элементы социальной структуры являются производными от классов и, что классы всегда играют определяющую роль – это абсолютизация.

В качестве примера можем привести исторические эпохи, в которых определяющую роль играли не классы, а религиозные группы. Борьба между этими группами приводила к серьёзным разрушениям или созиданиям. Марксизм же пытался доказать, что религиозная или национальная борьба всего лишь форма классовой борьбы, а религиозные интересы всего лишь форма выражения классовых интересов. Конечно, за религиозными знамёнами могут стоять и политические, и экономические интересы. Борьба этих интересов приводила и может приводить к кровавым столкновениям.

Но возьмите, например, выступления мусульман в Индии, их кровавое столкновение с индусами. Попробуйте проанализировать это столкновение с классовых позиций. Ничего не получится. Всё же здесь конфликт религиозный, а отнюдь не экономический. Давайте обратимся к Югославии: конфликт меду православными сербами и католическими хорватами. Попробуйте объяснить этот конфликт с позиции классового противостояния. Также это сделать невозможно.

Так в чём же причина конфликтов? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо скорректировать понятие класс. В марксистской социальной философии классы – это те социальные группы, которые отличаются друг от друга по своему отношению к собственности на средства производства материальных благ (например, буржуазия и пролетариат). С точки зрения марксизма частная собственность является основанием классовой борьбы. В. Н.Сагатовский, распространяя понятие собственности на любые виды деятельности, класс понимает более широко, чем в марксистской философии. Класс – это профессиональная группа людей, использующая свои возможности: богатство и власть для эксплуатации других людей. Любая профессиональная группа: группа организаторов производства, группа государственных чиновников, имеющая возможность работать на себя, злоупотреблять своим положением, превращается в класс. Если собственник средств материального производства, владелец предприятий, предприниматель в профессиональном плане выступает как организатор производства, но не злоупотребляет своей прибылью в свою пользу, то он не относится к классу. Также воин, бескорыстно защищающий мирное население, государственный чиновник, честно выполняющий свою работу – все они могут относиться к соответствующим профессиональным группам. Но они же, перейдя к систематическому злоупотреблению своими властными и экономическими преимуществами, образуют классы. Врач-педиатр, школьный учитель (представители любых профессиональных групп) тоже могут войти в состав определённых классов, если они будут иметь возможность диктовать свои условия с позиций определённых преимуществ.

Итак, собственность, понимаемая, как в узком смысле (собственность на средства производства материальных благ), так и в широком смысле (интеллектуальная собственность) не может быть основанием социальных конфликтов. Собственность является важным стимулом организации деятельности, и может быть использована как для созидания, укрепления связей между людьми, так и для абсолютного самоутверждения, самовыражения. Видимо причина конфликтов кроется не в отношениях по поводу собственности, а в чём-то другом, и это подтверждается историей.

В 90-х годах прошлого столетия первое социалистическое государство – СССР, разделившее мир на две противостоящие друг другу общественные системы, в результате “перестройки”, было разрушено. Борьба, проходившая в 20 в. между коммунистической и либерально-демократической идеологиями вроде бы закончилась победой последней и ознаменовала, как сказал Френсис Фукуяма, конец истории, развал самой мощной державы в мире – Советского Союза. Но напряжённость в мире не исчезла.

Политологи стали называть другие причины конфликтных ситуаций. В качестве примера можем привести теоретическую модель современного американского политолога С. Хантингтона – директора Института стратегических исследований при Гарвардском университете. Сэмюэль Хантингтон в своей, наиболее цитируемой в социально-философской и политологической литературе, статье “Столкновение цивилизаций” высказал идею о том, что “в нарождающемся мире основным источником конфликтов будет уже не идеология и не экономика. Важнейшие границы, разделяющие человечество, и преобладающие источники конфликтов будут определяться культурой”. Цивилизации как совокупность родственных наций, имеющие общие исторические корни, “... представляют собой некую культурную сущность”. Основной цивилизационный конфликт – это конфликт между западной и исламской цивилизацией. Этот конфликт тянется уже 13 веков. Борьба между этими цивилизациями проходила с переменным успехом. “На глубинном уровне, – пишет С. Хантингтон, – западные представления и идеи фундаментально отличаются от тех, которые присущи другим цивилизациям. В исламской, конфуцианской, японской, индуистской, буддистской и православной культурах почти не находят отклик западные идеи”.

Действительно, между западной и восточной цивилизациями, между нациями существуют культурные различия. Но являются ли эти различия основанием конфликтов? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо остановимся на характеристики нации. Этот вопрос важен и теоретически и практически, потому что оказались не подготовленными к его решению ни теоретически и ни практически, к решению тех сложных проблем, с которыми столкнулось наше общество. Теоретическая разноголосица в понимании нации ведёт к весьма плачевным практическим последствиям. Достаточно упомянуть, например, две проблемы: проблему так называемого “самоопределения наций” и проблему государственного языка и культуры. Не только в нашем обществе возникают национальные распри, но и в других странах.

В мировой философии можно выделить три основных направления в ответах на вопрос что такое нация. Первое направление – это попытка вывести нацию из экономических отношений. Наиболее ярким движением в этом направлении является марксистское понимание нации. Нация выводится из определённой экономической основы. Второе направление, пожалуй, наиболее распространённое в мировой философии. Его можно назвать духовно-культурологическим. Нация здесь выводится из единой духовной основы, из единого типа культуры. С точки зрения этого направления нация как бы есть одна единая душа или общий тип культуры. В марксистской философии она всегда трактовалась как идеалистическая. И, наконец, третье направление – это биологическое понимание нации. С точки зрения этого направления в основе нации лежит определённая биологическая общность: определённая раса, тип этноса, общие предки, общая кровь. Это направление наиболее ярко проявляется в различных фашистских, нацистских течениях.

Вот три основных направлений. Каждое из этих направлений имеет не только отрицательное, но положительное, имеет момент истины. Действительно, нация есть и этническая группа, и гражданское общество и культурная общность. Такие характеристики, как украинское гражданство, происхождение от украинских родителей и принадлежность к украинской нации как культурно-исторической общности, могут, как совпадать, так и не совпадать. Но каждый из нас включён в группу людей такого рода.

Часто эти характеристики не учитывают и путают. Например, берут во внимание только этнические особенности или экономические и политические основы, и при этом упускают то, что у каждой нации есть своя культура, своё историческое сознание, свои традиции, особенности взглядов на мир. И когда эти последние характеристики: культура и язык, традиции и обычаи не проявляются, когда их зажимают, то имеем печальные последствия и заканчивается всё это насилием. Чуть ослабевает давление, нивелирование, начинается процесс возрождения национального самосознания. А затем выливается возрождение в самый вульгарный дикий национализм. В чём дело?

Дело в том, что хорошая идея, неповторимая по своей ценности, при нашем общем бескультурье, немедленно выливается в чисто фанатическое самовыражение. В самом деле, если какой-то клан стремится стать во главе нации, стремится построить на этом карьеру, захватить власть, то, как он будет действовать? Он будет говорить, что наша нация, наши национальные интересы должны быть на первом месте, о них мы должны больше беспокоиться. Это наша территория, это наша культура, мы мудрее, мы лучше. Вся пресса, все средства массовой информации способствуют этому. Национальное самосознание переходит в национализм.

Можно рассмотреть этот вопрос по аналогии с личностью. Одно дело признание самоценности, самодостаточности личности, но другое дело ницшеанское понимание личности, когда преувеличивается, абсолютизируется неповторимость и вседозволенность, когда личность обладает абсолютной свободой. Достоевский даёт великолепный анализ раздвоения личности. Точно также и в отношении нации. Разумно признать, что каждая нация – это не просто следствие национального рынка, но это духовно-культурное самосознание. “Нация – это, как говорил Н. Бердяев, индивидуальное бытие человечества”. Считать, что одна какая-то нация лучше другой, не имеет никаких объективных оснований. Национализм, естественно, не объективен. И не имеет право на существование.

Сегодня мы сталкиваемся не только с эксплуатацией одной группы людей другой, не только с явлениями национализма, но также с глубокими глобальными проблемами. Современное человечество стоит перед альтернативой: либо оно сумеет решить глобальные проблемы, либо погибнет или будет отброшено назад, в новое, на этот раз радиоактивное, средневековье. В этом смысле глобализация неизбежна. Весь вопрос в том, какие силы, во имя каких ценностей будут её проводить.

А с каких позиций можно решить проблему конфликтов между социальными группами: классами, нациями, а также решить глобальные проблемы. Для этого нужно забраться в самую глубину теории. Начиная с 17-18 ст., с Гоббса, особенно с французских просветителей, в основу общественных отношений кладётся интерес индивида, интерес нации, интерес класса, интерес цивилизации. Если мы не сдвинемся с этой мёртвой точки, то проблему не решим, и будет или война всех против всех, или классовая борьба, или борьба наций, или конфликт цивилизаций. В самом деле, все они отстаивают интересы: интересы личности, отдельного вождя, отдельного выдающегося деятеля, интересы профессиональной группы, интересы нации, интересы цивилизации. Все эти интересы реализуются за счёт других личностей, за счёт других классов, других наций.

Какую идеологию мы должны здесь противопоставить? Я думаю идеологию, которая выражена словами М. Бахтина: “не борьба интересов, а правда отношений”. Давайте в этом разберёмся, чтобы понять, что это не просто какой-то абстрактный признак. Каждый может провести мысленный эксперимент. Вот вы строите какие-то отношения с людьми: в семье, с товарищами на работе, где угодно, даже в магазине. И вот спросите себя честно, что для вас важнее: иметь результат любой ценой, оторвать тот кусок, который мне нужен, а потом хоть “трава не расти” или уступить? Если вы выбираете первый вариант, то оказываетесь бессовестным человеком, эгоистом и думаете только о своём благополучии. Эгоисту часто приходится говорить, как тебе не стыдно. Ответ всегда такой: “я получил то, что мне нужно и больше меня ничего не волнует”. Это один подход – борьба интересов не на жизнь, а на смерть.

Другой подход предложил А. Солженицын. Он утверждал, что мораль начинается с добровольной уступки. Уступить ради того, чтобы не испортить общую атмосферу, общий моральный духовный климат в семье, в коллективе, в Крыму между нациями и на всём земном шаре видимо важнее.

Так вот подлинная культура: моральная, духовная, какая угодно: политическая, экономическая начинается там, где для нас сохранение и улучшение этой общей духовной атмосферы, начиная с семейной, атмосферы коллектива и кончая ноосферы важнее, чем мои сиюминутные интересы. Вот две тенденции. Одна тенденция суперменская: “буду делать что хочу”, другая тенденция христианская: “полюби ближнего своего”.

Сейчас в 21 веке в условиях глобализации человечество приблизилось к такой черте, когда это уже не теоретический спор. Если эта тенденция суперменская – борьба интересов будет продолжаться, то мы просто разорвём планету, и человеческое общество погибнет, то ли в военной катастрофе, то ли в экологической, то ли в росте преступности и наркомании. Это выбор перед человечеством: либо гибель ещё одной несостоявшийся цивилизации, либо смена ориентирования. Философия должна как раз проанализировать: может ли развиваться общество на основе гоббсовской модели борьбы интересов или эту модель нужно менять в том духе, как развивалась идеология христианства. Возникает вопрос, хватить ли у человечества духовных сил, терпения, чтобы пере­ориентировать свои базовые ценности?

Мы ещё раз должны сказать, что не экономика, не деньги и не власть, а только тогда человек может двигаться вперёд, и создавать устойчивую социальную структуру, когда судьбы гармонии этой структуры для каждого его составного элемента группы, нации, человека важнее, чем моя групповая, классовая, национальная, личная сиюминутна потребность. Если хотите это основной критерий культуры общества, культуры личности. Там, где критерий правды отношений, гармонии целого выше сиюминутных потребностей, там высокий уровень культуры, культуры коллектива, культуры нации, культуры личности. Там, где, наоборот, там низкий уровень культуры.

Литература

1. Ленин В. И. Великий почин // Поли. Собр. Соч. – Т.39.

2. Маркс К., Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии.

3. В. Н. Сагатовский. Философия развивающейся гармонии. Часть 3. – Санкт-Петербург, 1999.

4. Ницше Ф. Антихрист. Соч. в 2 т. – Т.2. – М., 1990.

5. Фромм Э. Человек для себя. Минск, 1992.

6. С. Хантингтон. Столкновение цивилизаций.

Анотація

У соціально-філософської літератури багато уваги приділяється проблемі міжнаціональних, класових конфліктів. Соціальне протистояння між різними групами не дозволяє нормально розвиватися суспільству. Автор статті намагається розібратися в причинах загострення соціальних суперечностей.

Ключові слова: класи, нації, глобалізація, культура.

Abstract

In the socio-philosophical literature, much attention is paid to ethnic and class conflicts. Social conflicts between different groups does not allow normal development of society. The author tries to understand the causes of aggravation of social contradictions.

Keywords: classes, nations, globalization, culture.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить