Разное
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голоса)

История и современное состояние проблемы обработки черноземных почв

Глубина и способы обработки почвы

В снабжении растений пищей наибольшее участие принимает пахотный слой почвы; здесь преимущественно сосредотачивается усвояющая поверхность корней и основная масса доступных форм питательных веществ. Вот почему вопрос создания глубокого корнеобитаемого слоя привлекал внимание еще ученых глубокой древности – Катона, Плиния, Коллумелы (100). Исследованиями Э. Вольни, Гельригеля, К. К. Гедройца (101) была показана большая роль объема плодородной, достаточно рыхлой почвы при одном и том же наличии влаги и пищи для растений. М. Краузе (102) пахотный слой называл носителем плодородия и драгоценным благом.

Начиная со второй половины XVIII столетия, в России и других странах начало распространяться мнение о пользе глубокой вспашки. Одним из первых, дошедших до наших дней сочинений русского автора по этому вопросу, было наставление Артемия Волынского, написанное в 1724 г под названием "Инструкция дворецкого Ивану Немчинову об управлении дому и деревень", в котором он написал: "... когда будут пахать, надобно прилежно смотреть, чтобы земля была глубоко пахана". За глубокую вспашку в конце XVIII века выступили А. Т. Болотов и И. М. Комов (103).

В 1860 г в русском переводе вышла книга Жирардена и Дю-Дрейля "Сельское хозяйство", в которой авторы рекомендовали постепенное углубление пахотного слоя до 37-50 см и описывали плуги с почвоуглубителями, которыми можно было пахать на такую глубину.

С. М. Усов писал, что в глубоко вспаханной почве больше накапливается и удерживается воды, корни растений проникают глубже и меньше подвергаются влиянию перемен тепла и холода, происходящих в воздухе. Однако на почвах с мелким плодородным слоем углублять нужно постепенно, сочетая с одновременным внесением удобрений. И. У. Палимпестов глубокую вспашку и прикатывание считал спасением от засухи. За глубокую вспашку выступали И. А. Стебут, А. А. Измаильский, Д. И. Менделеев, К. А. Тимирязев, Розенберг-Липинский (104), Ф. А. Гавронский (105) и другие крупные ученые. Но уже в то время П. А. Костычев (106), не отрицая полезности мощного пахотного слоя, подходил очень осторожно к его углублению.

Из изложенного видно, что глубокая вспашка имела много сторонников среди крупных ученых XVIII и XIX века. При этом, конечно, имелось ввиду увеличение глубины по отношению к применяемой в то время мелкой обработке. Однако очень редко можно было встретить опытные данные, свидетельствующие об эффективности той или иной обработки, а также высказывания об оптимальной глубине вспашки.

Большое значение в развитии агрономической науки имела организация опытных станций в конце XIX начале XX века. С этого времени начал быстро накапливаться экспериментальный материал, который свидетельствовал, что при определении глубины вспашки нужно учитывать свойства почвы, климат и биологические особенности выращиваемых растений. При этом начали проявляться разногласия по этому вопросу. Появились противники глубокой обработки. Одним из первых среди них был И. Овсинский (107), который считал, что биологическим требованиям возделываемых растений и природе почвы наилучшим образом соответствует обработка почвы не более чем на 5-6 см. В поддержку И. Овсинского выступил Ф. Грауздин (108, 109), который писал, что если бы нетронутая почва была слишком плотна для роскошного развития растений, то на девственных землях не могла бы развиваться гигантская растительность. Он выдвинул лозунг "... помельче пахать и подольше парить землю". Против И. Овсинского выступили Полтавская и Плотянская опытные станции (110).

В. Ротмистров (111, 112) пахоту сверх 9 см считал бесполезной и экономически убыточной, так как корни культурных растений уже через несколько дней после всходов выходят за пределы пахотного слоя и скоро достигают глубины 1 м и больше. Поэтому разрыхленный слой почвы на 10, 15 или 20 см все равно мало облегчает проникновение корней вглубь почвы. Однако В. В. Винер (113) считал, что односторонних наблюдений над влажностью почвы и над развитием корневой системы растений недостаточно для правильного освещения столь сложных вопросов земледелия. В черноземной полосе он предлагал увеличивать глубину вспашки в пропашном и паровом клину с 22 до 27 см. За глубокую вспашку в начале XX века также выступили А. Занес, А. И. Неверов, Ф. Косоротов, ф. Криштофович, сотрудники Шатиловской опытной станции и Бугурусланского опытного поля (114). В то же время С. Л. Франкфурт (115) утверждал, что вспашка на 20-22 см под сахарную свеклу достаточна.

Подытоживая многолетние данные южнорусских опытных станций, А. П. Модестов (116) пришел к выводу, что наиболее желательная вспашка на глубину 16-18 см.

Много исследований по глубине обработки почвы проведено на Полтавском опытном поле, ставшем в последствии опытной станцией. В начале углубление пахотного слоя с 20 до 31 см на удобренном фоне урожай ячменя повышало, а на неудобренном снижало. Позже глубина зяблевой пахоты от 11 до 18 см никакой роли в урожаях яровой пшеницы не играла, а под сахарную свеклу достаточной была вспашка на 22 см. В 1927 г станция заявила уже только о тенденции повышения урожая по вспашке на 25 см по сравнению со вспашкой на 10 см почти под все культуры (Итоги работ Полтавского Опытного Поля за 15 лет (1886-1900) (117), 1904 (118); Труды Полтавской с.-х. опытной станции, 1927) (119).

Харьковская опытная станция показала, что обработка занятых паров на 7 см достаточна и дальнейшее ее увеличение не дает положительных результатов (Харьковская областная с.-х. опытная станция. Краткий сводный отчет за 1912-1925 гг., 1926) (120).

В кратком сборнике трудов опытных станций (Достижения с.-х. опытных станций Украины), вышедшем в 1928 г. под редакцией В. Румянцева (121), можно найти следующие выводы по оптимальной глубине обработки, сделанные станциями: Харьковская – под зерновые – 9-13 см, под корнеплоды – 18-22 см; Сумская – под сахарную свеклу – 18-22 см; Носовская – под озимые и яровые – 13 см; Мариупольская – под озимую и яровую пшеницу – 11 см.

Н. В. Дюмин, исходя из данных Нижнеднепровского и Донского опытных полей, оптимальной глубиной вспашки считал 20 см (П. Т. Кибасов, 1970) (122). Ремер (1929) (123) писал, что на почвах хорошего качества целесообразно пахать под сахарную свеклу на 30 см. На почвах с неглубоким верхним слоем углублять нужно осторожно, чтобы не смешивать с пахотным слоем большие количества свободной от бактерий мертвой земли. М. П. Кудинов на основании работ опытных учреждений Одесской области пришел к выводу, что углубление вспашки под яровые культуры дает такие прибавки урожая, которые не окупают затраты. Увеличение глубины вспашки под яровые культуры с 9 до 22 см неэффективно и по мнению Б. М. Арнольда. И. В. Ржохин считал, что под кукурузу следует пахать на глубину 18-20 см (П. Т. Кибасов, 1970).

Таким образом, если в прошлом столетии ученые и практики рекомендовали глубокую вспашку, но не указывали предельной глубины применительно к конкретной почве и культуре, то в 20-х годах нынешнего века по глубине обработки уже был накоплен значительный экспериментальный материал. Большинство исследователей пришло к выводу, что даже самые высокотребовательные к глубокой обработке культуры оптимальная глубина вспашки черноземных почв находится в пределах 18-22 см и только в некоторых случаях 27 см. Дальнейшее углубление, как правило, не увеличивало урожайность, или прибавки были очень незначительные. Для зерновых культур достаточной была более мелкая обработка.

В. Р. Вильямс (1951) признавал нормальной глубину вспашки 20 см, обосновывая это тем, что за лето верхние 10 см пахотного слоя утрачивают свою структуру, а нижний такой же слой ее восстанавливает, поэтому их ежегодно нужно менять местами. Вспашку глубже 20 см он считал глубокой, а мельче 20 см – мелкой. В. Р. Вильямс был противником мелкой вспашки и довольно резко выступал против нее. Относительно углубления пахотного слоя, особенно на черноземных почвах, В. Р. Вильямс рекомендовал быть очень осторожным и припахивать за один раз не более 5 см, так как в подпахотном слое всегда содержится марказит (двусернистое железо), который при выносе на поверхность окисляется и образуются серная кислота и закисные соединения сернокислого железа, являющиеся очень ядовитыми для растений.

Очень резко против мелкой обработки почвы выступил Н. С. Соколов (1935, 1938). Но в более поздних своих работах (1959) он считал необходимым глубоко (до 28-30 см) пахать только черные пары, ранние пары пахать на меньшую глубину, а при подготовке полей после пропашных под озимые ограничиться культивацией или лущением.

Таким образом, в 30-е годы против мелкой обработки почвы выступили такие крупные ученые, как академик В. Р. Вильямс и профессор Н. С. Соколов, которые получили поддержку руководящих органов. С этого времени в теории и практике обработки почвы начался крутой переворот в сторону глубокой вспашки и почти до 50-х годов в литературе практически не встречаются противоположные мнения. Только после работ Т. С. Мальцева (1954, 1955, 1958, 1964) вопросы обработки почвы опять начали всесторонне пересматриваться.

В послевоенные годы по вопросам глубины обработки почвы вышли работы В. В. Квасникова (1951), П. Вершинина, И. Ревута, Д. П. Бурнацкого (1950), С. Д. Лысогорова (1955, 1968), С. Н. Тайчинова (1956), А. И. Мешковой (1957), В. М. Шмелева (1957), И. В. Хоменко (1958), П. В. Артеменко, Е. Н. Кулиной (1959), М. Р. Войтенко (1959), А. Н. Мельничука (1959), И. С. Бухара (1960), Д. П. Бурнацкого, В. В. Яровенко (1961), М. М. Годлина, М. П. Змунчиловой (1962), С. Д. Лысогорова, Л. К. Ленец (1962), Б. В. Глушко, И. Е. Бухара (1963), С. Н. Тайчинова, М. М. Хамиддулина (1963) и многих других авторов, которые значительно обогатили сельскохозяйственную науку и практику. Однако однодушного мнения относительно оптимальной глубины обработки почвы не наблюдалось и теперь. Теоретическое обоснование необходимости той или иной глубины обработки почвы отсутствовало.

Исследования по выявлению оптимальной глубины обработки почвы проводились в США (Е. Ф. Линник, 1958; П. К. Иванов, 1959), Германии (Л. Н. Барсуков, К. М. Забавская и др., 1959; Г. Рид, 1961), Италии (Н. Ридер, 1961), Болгарии (А. Христов, Д. Ковачев и др., 1970). Причем и в этих странах были сторонники как глубокой, так и мелкой обработки.

В 1943 г против глубокой вспашки в США резко выступил Э. Фолкнер (1959), мысли которого в значительной степени перекликались с мыслями И. В. Овсинского. В книге "Безумие пахаря" он пахоту назвал ошибкой, а отвальный плуг злодеем в мировой сельскохозяйственной драме и предложил мелкую обработку почвы дисковыми орудиями с оставлением на поверхности органического вещества. Его идеи послужили началом критического пересмотра основ научного земледелия и земледельческой практики в США, которое получило наибольшее развитие после 1950 годов.

В большинстве опытов Ротамстедской опытной станции в Англии (Э. Рассел, 1955) вспашка на глубину 10 см или любой другой способ рыхления почвы на такую глубину были вполне достаточны для пшеницы, ячменя и мангольда при условии, что поле свободно от сорняков.

Немецкий исследователь М. Краузе (1931) считал, что пахотный слой глубиной до 15 см при всяких обстоятельствах требует углубления, так как при такой глубине снабжение растений пищей и водой слишком ненадежно. На тяжелых почвах он предлагал пахать на глубину 20-22 см, а на песчаных до 25 см.

По мере увеличения глубины вспашки ученые и практики все чаще начали сталкиваться с отрицательными результатами. Одной из причин такого положения является более низкое плодородие глубоких слоев почвы. При выносе их на поверхность, или при разбавлении ими верхнего слоя, плодородие почвы снижается. Поэтому углубление пахотного слоя не может рассматриваться только как простое увеличение объема обрабатываемой почвы. Стало общепризнанным, что интенсивность и способы углубления на разных почвах должны быть не одинаковы. Углублять нужно заблаговременно, до посева, чтобы нижние слои почвы могли к этому времени улучшить свои свойства, а также постепенно сочетая его с мероприятиями по окультуриванию глубоких слоев почвы.

Важным в обработке почвы является вопрос ее оборачивания. Теоретические основы отвальной вспашки разработаны отечественными учеными и обобщены в трудах В. Р. Вильямса (1951). По их мнению, в верхней части пахотного слоя вследствие аэробных условий и других обстоятельств структура почвы, которая считалась основой плодородия, разрушается, в то же время в нижних слоях, где анаэробные условия, она восстанавливается. Отсюда в задачу вспашки входило взаимное перемещение верхней распыленной и нижней оструктуренной частей пахотного слоя.

Однако этой теории противоречат многие научные данные о различной роли названных слоев в создании эффективного плодородия почвы. Исследованиями С. А. Захарова (Ф. А. Попов, 1962), Л. Н. Барсукова, К. М. Забавской (1953), И. Б. Ревута (1970), М. Ф. Галюка (1978) установлено, что верхний слой почвы самого различного генезиса в результате большего накопления в нем корней, переменного увлажнения и высыхания, к концу летнего сезона повышает свое плодородие. После обработки в почве идет своеобразная дифференциация пахотного слоя по плодородию и уже через 5-6 месяцев, а иногда и раньше, верхняя его часть оказывается плодороднее нижней. Мнение о наличии аэробных и анаэробных условий в пределах пахотного слоя опытами не подтвердилось (И. П. Гречин, Чен Юнь-Шен, 1960; И. П. Гречин, 1970). Не под всеми культурами к концу вегетационного периода нижняя часть пахотного слоя лучше оструктурена, чем верхняя.

Отсюда, основная цель отвальной вспашки, по современным представлениям (В. Е. Казаков, 1967), сводится к перемещению плодородного слоя почвы в зону более устойчивого увлажнения, где он будет эффективнее использоваться, и извлечение наверх нижнего слоя, который в течение вегетационного периода будет накапливать свое плодородие.

Большие затраты усилий на оборачивание почвы, наличие данных о более высоком плодородии верхней части пахотного слоя и концентрации здесь основной массы корней, оставление поверхности почвы без растительных остатков, не раз служило поводом к замене отвальной вспашки безотвальным рыхлением почвы. П. А. Костычев и Д. И. Менделеев еще в 80-х годах прошлого века не считали оборачивание почвы обязательным приемом для повышения её плодородия (П. П. Заев, 1957).

За безотвальную обработку почвы в 1913 г. во Франции выступил Жан (Клод-Шарль-Матон, 1957; П. А. Яхтенфельд, 1959) и в 1921 году в Германии Ф. Ахенбах (Л. Н. Барсуков, 1937). С 1934 г. такую обработку настойчиво начали рекомендовать в США (Общее земледелие с почвоведением, 1963).

После дискуссии, прошедшей в агрономических кругах Западной Европы о так называемом "методе Жана", академик Н. М. Тулайков призывал к решительной ревизии всех основ классического учения об обработке почвы. Сомнения в необходимости ряда приемов обработки почвы высказывал рижский профессор Apsits (Л. Н. Барсуков, 1937).

Н. С. Соколов (1935) указывал, что основной причиной споров, которые за последние годы в мировой и советской литературе возникали вокруг самых основных приемов обработки почвы, является неразработанность теоретических основ обработки почвы. Поэтому исследователи, отстаивающие целесообразность отказа от плужной обработки пашни (Apsits, Achenbach ) или высказавшие сомнения в необходимости её применения (Н. М. Тулайков), обосновывали свою точку зрения и свои сомнения, главным образом, на бесполезности и даже вредности оборачивания пахотного слоя. Ведущее значение обработки в агротехнике связывалось ими не с оборачиванием пахотного слоя, а с рыхлением последнего. Немецкий профессор Roemer прямо утверждал, что именно рыхление почвы является важнейшим в её обработке. На второе место он выдвигал перемешивание почвы, а оборачивание пахотного слоя относил далеко на задний план. От оборачивания можно было бы даже отказаться совсем, если бы только можно было каким-либо другим способом вносить в почву органические удобрения.

Опыты по сравнению отвальной и безотвальной вспашки были проведены Л. Н. Барсуковым (1937) в 1935-1936 гг. Преимущество оказалось на стороне обработки на глубину перегнойного горизонта с наиболее полным оборачиванием почвы.

Английский ученый Э. Рассел (1955) признавал большим недостатком обработки почвы плугом с отвалом оставление поверхности почвы обнаженной, что делает её в сильной степени подверженной эрозии, а в 1943 г. американский фермер Э. Фолкнер (1959) выступил за замену плуга дисковой бороной в районах, подверженных эрозии.

В начале пятидесятых годов вопрос о безотвальной обработке снова широко поднял Т. С. Мальцев (1954, 1955, 1958). Теоретическое обоснование своей системы он строил на тех же положениях, что и В. Р. Вильямс, т. е. признавал ведущую роль структуры почвы в создании плодородия и придерживался положения об анаэробных условиях структурообразования. В отличие от В. Р. Вильямса, Т. С. Мальцев считал, что однолетние растения, как и многолетние травы, также могут обогащать почву перегноем и улучшать её структуру, если только создать анаэробные условия для разложения их корневой системы. Он пришел к выводу о необходимости замены отвальной вспашки поверхностной обработкой на глубину 10-12 см, при которой корневые остатки однолетних растений будут разлагаться в плотной почве, где должны преобладать анаэробные условия. Для окультуривания нижних слоев почвы нужно раз в 4-5 лет проводить глубокое рыхление безотвальными плугами.

Сравнительное изучение отвальной и безотвальной обработки было широко проведено в различных зонах нашей страны. Оно подтвердило, что при безотвальной обработке усиливается дифференциация пахотного слоя по плодородию. Также было установлено, что при безотвальной обработке во многих случаях повышается засоренность посевов, а урожайность сельскохозяйственных культур на Европейской территории СССР при такой обработке была равна, или ниже чем по отвальной вспашке (В. М. Гринев, 1957; П. К. Иванов, 1957; М. А. Ходанович, 1958; Ю. Г. Карцев, 1961, 1964; М. М. Годлин, М. П. Змунчилова, 1962; З. С. Верниволя, 1963; А. Ф. Витер, 1963; Н. Я. Григорьев, 1963; А. Н. Мельничук, 1963; Я. К. Михалев, 1971). Группой ученых под руководством И. В. Тюрина (1957) установлено, что при поверхностной обработке 75-77 % корней растений располагается в верхнем 10-сантиметровом слое почвы, где идет усиленная минерализация. В нижних слоях сосредотачивается мало корней и они не могут оказать существенного влияния на накопление гумуса и улучшение структуры почвы.

Обработка почвы по методу Т. С. Мальцева нашла широкое распространение в условиях Зауралья. На Европейской территории СССР основным приемом обработки почвы осталась отвальная вспашка. Однако требования такой обработки сейчас не столь категорично, как было раньше (Ф. А. Попов, 1977). В многих случаях вместо отвальной вспашки применяется поверхностная обработка, особенно под озимые культуры после пропашных предшественников и гороха.

В опытах, проведенных в Уманском сельскохозяйственном институте на оподзоленных черноземах (В. П. Гордиенко, 1964, 1965, 1966, 1967, 1968; С. С. Рубин, В. П. Гордиенко, 1965, 1969), безотвальная вспашка не имела преимуществ перед отвальной или уступала ей. Увеличение глубины вспашки свыше 30 см не повышало урожайность сахарной свеклы и других культур. После гороха под озимую пшеницу оказалось целесообразным поле не пахать, а обрабатывать поверхностно на 8-10 см, особенно в засушливые годы.

Таким образом, по вопросам глубины и способов обработки почвы проведено большое количество опытов, результаты которых освещены в многочисленной литературе. Экспериментальные данные по этим вопросам достаточно хорошо проанализированы и обобщены в монографиях В. П. Мосолова (1954), И. А. Макодзебы (1956), П. К. Иванова (1961, 1967), И. А. Кузнецова (1968), Ф. А. Попова (1969), П. Т. Кибасова (1970), Г. Д. Белова (1975), Б. И. Тарасенко (1975), учебниках по земледелию (Общее земледелие, 1964; В. Е. Казаков, 1967; С. С. Рубин, А. Г. Михайловский, 1967; Земледелие, 1968; С. А. Воробьев, Д. И. Буров, А. М. Туликов, 1977; С. С. Рубин, 1976), научно обоснованных системах ведения сельского хозяйства по зонам страны и в других работах. Сделан вывод, что на почвах, даже с самым глубоким гумусовым горизонтом, мощность пахотного слоя должна составлять не более 28-32 см. Дальнейшее углубление вспашки, как правило, не повышает урожайность и экономически не оправдывается. Здесь речь идет о тех случаях, когда не преследуется цель коренного улучшения профиля почвы (мелиорация солонцовых почв и т. п.). Однако некоторые исследователи считают, что в определенных условиях всё-таки целесообразно дальнейшее углубление пахотного слоя. Так, В. Д. Колтун (1969) модельными опытами установил, что на глубоко гумусированном черноземе имеет смысл создание пахотного слоя почвы мощностью 50 см. По мнению В. А. Ильченко (1976), при повышенных дозах удобрений целесообразно увеличить глубину вспашки под сахарную свеклу до 37-40 см.

Более единодушное мнение ученых в том, что обработка почвы в севообороте должна быть разноглубинной, при которой чередуются глубокие, обычные и мелкие обработки (П. К. Иванов, 1961, 1967; И. П. Котоврасов, 1968; Ф. А. Попов, 1969, 1975; В. А. Ильченко, 1974; К. Г. Шульмейстер, 1975).

Новые направления в теории и практике обработки почвы

Несмотря на большое количество исследований по обработке почвы, интерес к этому основному приему земледелия не ослабевает. Ведется очень много исследований как в теоретическом, так и в прикладном плане, так как существующая система обработки почвы очень часто не отвечает предъявленным требованиям. Так, оказалось, что традиционная система обработки почвы, не соответствует почвенно-климатическим условиям Северного Казахстана и Западной Сибири. При такой обработке распаханные здесь целинные и залежные земли в сильной степени подвергаются ветровой эрозии. В противовес этому стихийному бедствию коллективом ученых Всесоюзного научно-исследовательского института зернового хозяйства под руководством А. И. Бараева (1971, 1976) разработана и внедрена специальная почвозащитная система обработки почвы и посева. При этой системе применяются почвообрабатывающие орудия плоскорежущего типа, позволяющие сохранить на поверхности поля значительное количество стерни и других пожнивных остатков, которые эффективно защищают почву от ветровой эрозии, способствуют накоплению на полях снега и обеспечивают более высокие урожаи, особенно в засушливые годы. Безотвальная обработка почвы широко применяется в Канаде и в других странах, где имеет место ветровая эрозия (А. И. Смирнов, 1957). Такая обработка сейчас проходит широкое изучение и производственную проверку в районах Поволжья, Северного Кавказа и юга Украины, где довольно часто бывают пыльные бури. В раде случаев уже имеются обнадеживающие результаты (И. Е. Щербак, 1974; Ф. Т. Моргун, 1977).

Однако плоскорезная обработка имеет и недостатки, которые заключаются в дифференциации по плодородию верхней и нижней части пахотного слоя, а также в распылении поверхности почвы, что значительно снижает её ветроустойчивость (П. У. Бахтин, 1969). Остается также неясным, с какой скоростью нарастает дифференциация почвы по плодородию, на протяжении какого времени и при каких условиях она не ведет к снижению урожайности и другие вопросы. Есть предпосылки, что безотвальную обработку будет целесообразно периодически чередовать с отвальной вспашкой (С. С. Сдобников, 1964).

В настоящее время происходит быстрый рост энерговооруженности сельского хозяйства, почвообрабатывающие машины и орудия становятся все более совершенными, что практически дает неограниченные возможности в глубине и интенсивности обработки почвы. Однако опыт и практика показывают, что в ряде случаев усиление интенсивности обработки все чаще начало приводить к отрицательным последствиям. Возросли затраты на её выполнение, которые, зачастую, уже не сопровождаются повышением урожайности, почва распыляется, что снижает устойчивость её к эрозии. Каждый проход трактора и почвообрабатывающих орудий ведет к переуплотнению почвы, что отрицательно сказывается на качестве последующих обработок и урожае сельскохозяйственных культур (Г. Д. Белов, А. Н. Подолько, 1977; А. И. Попов, Э. Ю. Нигис и др., 1977). В опытах Б. Н. Вербова (Б. И. Тарасенко, 1975) урожайность зерна кукурузы по следам колес трактора в пересчете на 1 га составила 40,7 ц, а вне их – 59,3 ц/га. В то же время количество таких проходов в последние годы резко возросло. А. Н. Мельничук (1972) подсчитал, что за период выращивания сахарной свеклы площадь следов (полос) от проходов гусениц и колес тракторов, машин и орудий в 2,5-3 раза превышает площадь поля, на котором возделывается эта культура. Примерно такая же картина наблюдается и на посевах других пропашных культур. При этом не нужно забывать, что масса машин и орудий все время увеличивается.

В опытах, проведенных в Швеции (С. С. Рубин, 1976) для снижения уплотнения тяжелых глинистых почв, орудия перемещали специальными тросами при помощи лебедки и двигателя, установленных за пределами опытной делянки. Через четыре года урожайность на этой делянке была в два раза выше, чем на соседней, где почву обрабатывали обычным способом, то есть тракторами, вследствие чего она не была более уплотнена.

Видный американский почвовед В. Гилл (В. Х. Кац, С. В. Кузнецов, 1974) заявляет, что для США и других стран, для которых характерно широкое применение колесных тракторов, уплотнение почвы является национальной проблемой важного значения, точная экономическая оценка которой в настоящее время ещё не получена.

Вместе с тем наблюдения за физическим состоянием почв (И. Б. Ревут, 1969, 1969 а) показывают, что черноземы с высоким и средним содержанием гумуса, все почвы легкого механического состава, включая легкосуглинистые, практически не уплотняются выше оптимального уровня. Следовательно, высокая плотность почвы на таких разностях не может быть причиной снижения урожая, что ставит под сомнение необходимость столь интенсивной обработки, которая применяется в настоящее время.

Поэтому в мировом земледелии начался крутой поворот от практики многократных обработок земли к их возможному сокращению или полному отказу от механических обработок. Появились так называемые "минимальная" и даже "нулевая" или химическая обработки (Г. Л. Фактор, 1963, 1971; А. Л. Шенявский, 1966, 1967, 1971; И. Б. Ревут, 1970, 1972; П. К. Иванов, 1972; Н. А. Соснин, 1972; М. Базилинская, 1973; А. Бальзамова, 1973; И. Б. Ревут, А. В. Бешанов, 1973).

Минимальной считают такую обработку, которая обеспечивает снижение энергетических затрат путем уменьшения числа и глубины обработок, совмещения операций в одном рабочем процессе или уменьшения обрабатываемой поверхности поля. При "нулевой" обработке семена растений высеваются в необработанную почву, а сорняки уничтожаются гербицидами.

Впервые минимальная обработка почвы была испытана в США (Г. Фактор, 1963), а затем она начала распространяться в Канаду, Англию и другие страны. В настоящее время минимальная и нулевая обработки почвы широко изучаются и внедряются во многих странах (Л. Гончарова, 1974; Н. Земскова, 1974; В. Люшинский, 1974; Т. Норкина, 1974; В. Сальников, 1974; И. Глузман, 1975; В. Михайлина, 1976, 1977; А. Захаренко, 1977; L. Yard, Y. Kibber, 1973; P. Hassal, 1973; Y. Kahnt, 1973; Kaposta Jozsef, 1973; V. Szirtes, 1973; Sipos Sandoz, 1973; T. Reeves, A. Ellington, 1974; B. Soane, 1975; D. Sorenson, 1975; W. Basford, 1976; J. Oliphant, 1976; D. Doren, 1977; J. Papadaxis, 1977, 1977 a; F. Pollard, 1977; A. Collins, 1977; Y. Triplett, 1977; W. Woorhees, 1977; С. И. Станков, 1980).

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Google