Разное
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голоса)

Доклад на тему: «Проблемы геополитического выбора Украины на современном этапе»

студентки магистратуры социологического ф-та Винниковой Н.

Сегодня многие государства мира активно вырабатывают взаимоприемлемые схемы динамики политических процессов, которые включают как формирование новых центров геополитического и геоэкономического влияний, так и модели регионального сотрудничества.

Объединение западноевропейских стран в союз стало логичным завершением поисков подходов к обеспечению внутриевропейской безопасности. Образование Евросоюза представляется шагом, позволившим ряду государств второго плана превратиться в мощный конгломерат, который имеет достаточно сил для отстаивания своих геополитических интересов. Расширение Евросоюза на Восток, ожидаемое в ближайшем будущем, вплотную подведёт Украину к положению “буферного” государства между Европой и Российской Федерацией. Поэтому, именно сейчас, в период трансформации общества и выработки новых механизмов ведения внешней политики, перед Украиной встала проблема перспективного видения своей роли и места в современном мире, а значит формирования чёткой геополитической стратегии.

Геополитическое положение и историческое прошлое объективно обуславливают многовекторность внешнеполитических ориентаций украинского государства. Украина расположена между государствами Западной и Центральной Европы, с одной стороны, и Россией с другой. Образуется геополитическая ось восток-запад, на которой промежуточное положение занимает Украина.

Несмотря на то, что политическая элита декларирует приоритетным направлением внешней политики стратегический курс на интеграцию в ЕС, в общественном сознании граждан Украины идея евроинтеграции не является консолидирующей и общепринятой, о чём свидетельствуют результаты многих социологических исследований.

Это противоречие требует тщательного всестороннего анализа, поскольку осложнено исторически обусловленным делением населения страны на два региона с разнонаправленными геополитическим ориентациями и существенно отличающимися социокультурными установками по данному вопросу.

Гносеологический аспект проблемы состоит в дефиците исследований представлений и степени информированности граждан Украины касательно проблемы выбора геополитической стратегии государства.

Выбор той или иной геостратегии – это во многом процесс самоидентификации украинской нации, а также показатель уровня самодостаточности государства как субъекта международных отношений.

Механизм определения государственной стратегии сложный и многогранный. Его центральным элементом является процесс выдвижения и согласования стратегических концепций. В связи с этим первостепенное значение приобретает создание традиций и организационных основ общественного обсуждения внешнеполитической стратегии.

Украина имеет сегодня стратегические указатели для своих отношений с международным сообществом, и это уже есть немалым достижением для государства, в котором традиционно возникают трудности при принятии решений по конституционным и кардинальным политико-экономическим вопросам. Тем не менее, говорить о наличии у Киева действительно чёткой международной стратегии всё ещё рано. Ряд обстоятельств – от неопределённости в социальном сознании до неопределённости перспектив при вхождении в международное сообщество – сделали невозможным осознание и формулирование украинским обществом и властными структурами долгосрочных национальных интересов и путей их обеспечения. Существенно и то, что действующие стратегические ориентиры не отличаются четкостью, а иногда даже бывают противоречивыми.

На пример, Украина является внеблоковым государством, но проявляет склонность к сближению как с Североатлантическим, так и с т. н. Ташкентским блоком. Она имеет, по меньшей мере, двух-трёх “стратегических партнёров”, но синхронное и сбалансированное развитие тесных связей со всеми ними одновременно и на длительную перспективу выглядит проблематичным. Украина вполне закономерно видит своё будущее в лоне европейской цивилизации, но часто её экономические (а значит и политические) интересы продолжают находится в рамках постсоветского пространства. Таким образом, геополитическая стратегия Украины в новых международных условиях требует корректировки в виду многих причин [3].

Во-первых, украинское общество продолжительное время будет находиться в состоянии трансформаций, а, следовательно, будут испытывать изменения общественное мнение и восприятие Украины международным сообществом.

Во-вторых, будут изменяться внешнеэкономические ориентиры и интересы украинских деловых кругов, которые будут искать выходы на мировые рынки.

В-третьих, будет испытывать изменения международное окружение страны, в частности из-за выхода на международную арену новых актеров международной политики и изменение роли предыдущих.

В-четвертых, Украина расположена в сложном, но критически важном геополитическом пространстве в Евразии; фундаментальными характеристиками являются ее промежуточный статус и соседство с несколькими геополитическими образованиями, которым присуща высокая конфликтогенность.

В-пятых, над сознанием украинцев и в дальнейший будет тяготеть исторический опыт нации, в котором безгосударственное существование и короткие мгновения создания государственности сопровождались демографическими катастрофами и цивилизационной маргинальностью. Не будет преувеличением сказать: каждый раз, как свидетельствует история, украинцы теряли государство не в последнюю очередь из-за ошибочности или даже отсутствия четкой внешнеполитической стратегии своих властей.

Можно сделать вывод о том, что главные трудности построения внешнеполитической стратегии для Украины имеют внутренний характер. Хотя нельзя отрицать роли фактора широкой системы международных связей, в которых находится Украина. Налицо непростое восприятие Москвой украинских действий в западном направлении и как минимум неоднозначное отношение на Западе к проявлениям взаимопонимания между Украиной и Россией. Современная украинская двухвекторность не предоставляет реальных возможностей решения проблемы.

Опыт последних лет наглядно свидетельствует о далеко не полной совместимости курсов, реализуемых нашими стратегическими партнёрами в международных делах, прежде всего в сфере безопасности. Вместе с тем сочетание, гармонизация отношений и с Россией и с Западом – жесткий императив для нашей страны сегодня и на перспективу.

Украина в цивилизационном и культурном отношениях одновременно и европейское, и евразийское государство, приоритеты которого – Россия и Запад – детерминируются внешними и внутренними факторами. Неорганичная, противоречивая двухвекторность внешней политики Украины, являющаяся в течение нескольких лет предметом острых дискуссий и критики, определяется сложной динамикой посткоммунистических преобразований, которые формируют новую геополитическую реальность, и воздействием на неё двух различных регионов – Западной и Восточной Европы. В этой ситуации официальный Киев создаёт для своих стратегических партнёров значительные неудобства и является, возможно, самым большим неизвестным в их долговременных расчётах. Закономерно, что внимание к Украине определяется не только и не столько её партнерским потенциалом (который весьма ограничен), но тем, что она – один из объектов и в известной мере инструмент соперничества между Россией и Западом. При этом наша страна не может реально влиять на своих стратегических партнёров. На протяжении нескольких лет она превратилась в должника Запада, и России. Между тем, она ничего не выгадав в экономическом плане, серьёзно проиграла в политическом. Проблема долгов и перманентный поиск новых кредитов недопустимо искажают отношения с партнёрами, не позволяют ставить более принципиальные и перспективные вопросы. Возникает вполне реальная угроза неудачи как восточной, так и западной украинской политики. Недостаточность, противоречивость взаимодействия и отсутствие должного доверия создают возможность полного поражения в борьбе за ключевые позиции в системе транзита энергоносителей и товарных потоков в целом. Очевидна особая роль в этих процессах России.

Современный этап в отношениях двух государств свидетельствует об ограниченности прямого влияния на них европейских и евроатлантических факторов. Обе стороны, уточняя свои национальные интересы и реальные возможности, не форсируют наращивание своего участия в процессах интернационализации. Сегодня отношения между странами уже вполне четко отмечены безусловным прагматизмом: прагматизмом сильного – России, прагматизмом слабого – Украины.

Членство в ЕС, совершенно очевидно, представляет собой один из способов продемонстрировать “европейский выбор”. 11 июня 1998 года Указом Президента Украины утверждена Стратегия интеграции Украины в ЕС, в которой определялись основные направления работы органов исполнительной власти с целью достижения нашим государством статуса ассоциированного, а в будущем - полноправного члена ЕС [2, c.30].

Несмотря на заявления Брюсселя о стратегической важности Украины, кажется, что этот регион не является приоритетным для Европейского Союза. В случае Украины не экономические интересы ЕС определяют его действия, а вопросы безопасности. пока не в состоянии выработать настоящее политическое видение будущего украинско-европейских отношений. Следует также заметить, что эти отношения не дают никакого явного намёка на вероятность вступления Украины в ЕС [5].

Украинская политика по отношению к ЕС также отличается двойственностью, а иногда и противоречиями в свете того, что можно было бы определить как «российский фактор» и «страх перемен». Политика Украины относительно стран Западной Европы и европейских институтов, является слишком неструктурированной, чтобы быть эффективной.

Маловероятно, что экономические отношения между Украиной и ЕС могут быть радикально углублены в ближайшие годы. Полная реализация Соглашения о партнёрстве идёт тяжело, как и вступление в ВТО, а также переговоры о создании зоны свободной торговли между Украиной и ЕС.

Таким образом, в более далёкой перспективе отношения между Европейским союзом и украинским государством зависят от двух обстоятельств, которые Киев должен учесть. Во-первых, реальная экономическая независимость от России. Во-вторых, досрочная стабилизация украинской экономики. Второй фактор явно более масштабный, поскольку только успех экономической модернизации убедит Европу, что

Украина необходима ЕС. С другой стороны, многое зависит и от Западной Европы, от восприятия Украины, от политики относительно этой страны.

Учитывая кризисное состояние украинской экономики, можно прийти к выводу об углублении разрыва между провозглашенными стратегическими внешнеполитическими ориентирами и объективными тенденциями развития страны. Это можно толковать как реальный признак ориентационного кризиса внешней политики, осознание недосягаемости декларированных внешнеполитических целей вследствие отставания Украины от стран Центрально-Восточной Европы по темпам и уровню развития. Есть определенные основания считать, что провозглашенные европейские ориентиры, имеют для определенной части административной бюрократии, по сути, конъюнктурный характер, то есть их можно пересматривать в случае неудачного развития отношений с евроатлантическими институтами.

В то же время опросы общественного мнения, по поводу членства Украины в ЕС выявляют двусмысленную картину: 50% опрошенных высказываются “очень” и “довольно положительно” по поводу целей и деятельности ЕС. Однако значительное число опрошенных не имеет ясного представления как о целях и деятельности (43%), так и о возможных выгодах от вступления в эту организацию (32%). [10].

Сейчас в обществе имеется потенциал укрепления европейских ориентаций населения. Его можно активизировать за счёт улучшения сотрудничества Украины с ЕС, странами – кандидатами, а также – их заинтересованности в интеграции Украины в европейское сообщество. Но именно это вызывает у наших граждан заметный скепсис: большинство населения (62,4%) убеждено, что члены ЕС или равнодушны к возможному членству Украины в ЕС (35,4%) или относятся к нему скептически. Видимо, отношение граждан будет определяться не геополитическими преимуществами непосредственного соседства с ЕС, а конкретными результатами сотрудничества с расширенным Евросоюзом и тем, удастся ли минимизировать возможные негативные последствия его расширения для Украины [8].

Напрашивается вывод о том, что провозглашение односторонней ориентации или на постсоветское пространство, или на Запад обострило бы внутреннюю ситуацию. Но при этом он скрывает более глубокие обстоятельства. Двухвекторность – скорее не выбор Украины, а реальность, объективно данная ей вместе с независимостью, а также одна из унаследованных ею проблем. И результаты опросов говорят главным образом не о действительных приоритетах и ожиданиях, касающихся деятельности государства не международной сцене, а о противоречивом двухвекторном влиянии внешней среды на украинский социум. Преобладает пассивный выбор опекуна и донора, в значительной мере детерминируемый инерцией патернализма, иждивенческих настроений, а у части населения – и шоком от суверенитета. Большая доля тех, кто отдает предпочтение связям с постсоветскими государствами, надеется избежать радикальных изменений, новых испытаний.

Данные социологических опросов и уже довольно продолжительная политическая практика приводят к заключению: неконсолидированность украинского общества создаёт серьезные проблемы с выбором и обеспечением массовой поддержки её внешнеполитической стратегии. Фактически, "интеграция в Европу" по западноевропейскому сценарию означает для Украины, принятие определенных этических, духовных, социально-политических ценностей, возникших в контексте сугубо западноевропейской культуры. Попытка насаждения этих ценностей в восточноевропейских странах, имеющая место в последнее время, более всего похожа на "гуманитарный шантаж" (вне зависимости от того, кто им занимается). Настойчивость на будущей интеграции Украины в Европу без адекватных мероприятий по приведению экономических и социальных условий в стране к европейским стандартам приводит лишь к дезориентации общества, иностранных партнеров и органов, которые отвечают за внешние отношения.

На грани тысячелетий историко-культурная и общественно-политическая мысль планеты обратилась к цивилизационному подходу, который имеет почти двухсотлетнее научное наследие. Именно в последнее десятилетие минувшего века на фоне глобального экологического и финансово-экономического кризиса, который охватил почти все страны Земного шара, углубляется кризисная ситуация в социально-политической сфере макрорегионов (Югославия, Кавказ, Индия-Пакистан), расположенных на стыке разных цивилизаций. Благодаря этим процессам геополитической терминологией сегодня оперируют не только ученые, но и политики-прагматики. Более того, по мнению некоторых американских (Бжезинский, Хантингтон) и российских (Дугин, Митрофанов) теоретиков и практиков современной геополитики территория Украины также оказалась на разломе цивилизаций.

Так, С. Хантингтон считает, что наиболее значимые конфликты глобальной политики будут разворачиваться не между нациями-государствами, а между нациями и группами, принадлежащими к разным цивилизациям. Столкновение цивилизаций станет доминирующим фактором мировой политики. Однако есть и внутренне расколотые страны, население которых относительно однородно в культурном отношении, но имеет различные мнения по вопросу о том, к какой цивилизации они принадлежат. Правительства таких стран, как правило, хотят «вскочить на подножку поезда» и примкнуть к Западу, но история, культура и традиции этих стран ничего общего с Западом не имеют [12]. Именно такая ситуация определённым образом характеризует нынешнее положение Украины.

Согласно цивилизационному подходу, для того, чтобы расколотая изнутри страна смогла заново обрести свою культурную идентичность, должны быть соблюдены три условия. Во-первых, необходимо, чтобы политическая и экономическая элита этой страны в целом поддерживала и приветствовала такой шаг. Во-вторых, её народ должен быть согласен, пусть неохотно, на принятие новой идентичности. В третьих, господствующие группы той цивилизации, в которую расколотая страна пытается влиться, должны быть готовы принять её в состав.

Украине, которая находится по сути на стыке нескольких современных цивилизаций предстоит найти такую форму диалога между ними, от которой выиграют все участники геополитической арены.

Литература

1. Барч Я. Європейська інтеграція – суверенітет – самовизначення // Економічний часопис. - № 4. - 2001.- С.3-6.

2. Василенко С. Д. Україна і Європа: проблеми інтеграції // Трибуна. - №5-6. - 1999.-С.29-31.

3. Грищенко Т..Зовнішньополітична стратегія держави: проблема визначення //Людина і політика. - № 5. - 2000.- С.2-8

4. Гуревич П. С. Культурология.- М.: Гардарики. - 1999. - 297с.

5. Денисюк В. Далекій обрій європейський // Політика і час. - № 9.- 2001.- С.19-29

6. Кузьменко В. П. Мегатренди людського розвитку в розбудові нового світового порядку цівілізацій та місце в ньому України і Росії // Незалежний культурологічний часопис “Ї”.- № 18.- 2000.- С. 38-50.

7. Масштабей В. Курс на інтеграцію // Політика і час.- № 11-12.- 1998.- С.9-13.

8. Пашков М., Чалий В. Украина и расширение ЕС: проблемы, последствия, перспективы // Зеркало недели № 45.-17 ноября. - 2001.- С.5

9. Пирожков С. Українсько-російські відносини у євроатлантичному інтер’єрі // С.87-95

10. Уайт С., Лайт М., Лоуэнхардт Дж. Белоруссия, Молдавия, Украина: к Востоку или к Западу? // Мировая экономика и международные отношения.- № 7.- 2001.- С.59-67.

11. Україна 2000 і далі: геополітичні пріоритети та сценарії розвитку// Незалежний культурологічний часопис “Ї”.- № 18.- 2000. - С. 38-60.

12. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций? // Полис. - 1994.- № 1.- С.30-49.

13. Шепель А. На засадах реалізму і прагматизму // Віче. - № 3. - 2000. - С. 31-39.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Google