Книга Основы психологии и педагогики Узунова Н. С., Туляков Ю. Т.
  • Регистрация
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голоса)

VII. Социально-психологические основы семейных отношений и их влияние на формирование личности

1. Социально-психологические особенности любви и дружбы

Рассматривая в предыдущей лекции проблемы формирования личности, мы отмечали в качестве одного из институтов социализации семью. При этом семью необходимо рассматривать с двух сторон: семья, где вырос человек, и которая влияла и будет влиять на него, пока живы ближайшие родственники, и семья, которую он создает сам, где будут муж (жена), дети.

Но семья основывается на любви, любовь – на дружбе, а дружба начинается с познания, восприятия, о чем мы уже говорили. Ведь только по древним и религиозным догмам жених и невеста узнавали друг друга на свадьбе. В нашей же жизни это происходит гораздо раньше.

Вспомним особенности межличностного восприятия:

1.  Большая пристрастность (человека, который нас не интересует, мы просто не замечаем).

2.  Зависимость от целевой установки (мы воспринимаем прежде всего тех, кто будет способствовать достижению наших целей и игнорировать тех, кто нам не поможет).

3.  Исключительность первого впечатления (у А. С. Пушкина: «Я помню чудное мгновенье…»).

А дальше включение всего внутреннего мира личности: память и воображение, мышление и эмоции. Для развития, укрепления дружбы необходимы взаимный интерес, взаимная польза, взаимные обязанности.

Но дружба не может только давать – она ко многому обязывает. Чего же требует дружба?

-  интерес (неподдельный) к жизни и делам друга;

-  полное взаимное доверие;

-  честность и искренность;

-  помощь и взаимная поддержка;

-  готовность даже к самопожертвованию;

-  верность и бескорыстие;

-  взаимная требовательность.

Наконец, дружба – строго избирательна. Нельзя каждого знакомого считать другом, но и нельзя разбрасываться друзьями, как случайными попутчиками. «Лучше иметь одного друга многоценного, нежели многих малоценных» – писал древнескифский мудрец Анахарсис Скифский еще в VI в. до н. э. [5, с. 76].

Надо сказать, что дружба находится под постоянным контролем внимания, памяти, мышления, воли. Но бывают ситуации, когда эмоциональная сфера выходит из-под контроля и мысли, и воли – это вспыхивает страсть.

Страсть – это сильное, стойкое, всеохватывающее чувство, доминирующее над всеми остальными; это сплав эмоций и мотивов. Хотелось бы, чтобы она была только созидательной, но, к сожалению, она иногда бывает и разрушительной; в любом случае – без страстей не бывает и личности. «Как гибельны страсти! – писал Вольтер. – Это ветры, надувающие паруса корабля, они его иногда топят, но без них он не может плавать». [5, с.93]. Наиболее часто страсть выражается в любви.

Вот как определяется она в учебном пособии по социальной психологии: «Любовь – это интенсивное, напряженное и устойчивое чувство, выражающееся в стремлении человека быть своими личностно – значимыми чертами с наибольшей полнотой представленным в жизнедеятельности другого таким образом, чтобы пробуждать у него потребность в ответном чувстве той же интенсивности, напряженности и устойчивости». [34, с. 97-98].

Но любовь настолько сложное психологическое образование, что она выступает на различных уровнях. Прежде всего, в социально-эмоциональном проявлении любовь – это чувство к Родине, народу, труду, профессии.

Еще в I веке до н. э. Цицерон писал: «Нам дороги родители, дороги дети, близкие родственники; но все представления о любви к чему-либо соединены в одном слове «отчизна». Какой честный человек станет колебаться умереть за нее, - если он может принести этим ей пользу?» [5, с. 30].

Еще более пылко и ярко написал об этом проявлении любви великий сын украинского народа Т. Г. Шевченко:

«Святая родина! Святая!

Иначе как ее назвать!

Ту землю милую, родную,

Где мы родилися, росли

И в колыбели полюбили

Родные песни старины». [5, с. 33].

Такая любовь зависит от нравственно-психологического и эмоционально-эстетического развития личности, ее идейно-политических и правовых взглядов. В. А. Сухомлинский писал: «Любовь – это цветы нравственности; нет у человека здорового нравственного корня – нет и благородной любви». [37, с. 168].

Другая сторона любви – внутрисемейное чувство: родительская, братская, сыновья, дочерняя. Семейные связи – очень мощны, держатся не только пока кто-то из близких жив, но и тогда, когда все близкие уже только в памяти.

Г. Гегель писал: «Мать любит в ребенке супруга, а последний – жену; оба имеют в нем свою любовь перед собою. В то время как в имуществе единство находится лишь во внешней вещи, в детях оно пребывает в некоторой духовной связи, в которой родители любимы, и которое любимо ими». [5, с. 139]. В этом плане особенно большой удар жизнь нанесла сиротам. Это совершенно своеобразная категория людей, требующая особого такта и заботы.

Наконец, нельзя обойти и третье проявление любви – индивидуальное чувство представителей двух полов. Эта сторона любви не только предельно индивидуальна, но и предельно избирательна. В самом деле, какая неведомая сила связала Ромео и Джульетту, Руслана и Людмилу, Меджнуна и Лейли! Над разгадкой этой тайны великого чувства бились, бьются и еще будут биться лучшие умы человечества.

С одной стороны, можно ли из любви мужчины и женщины совершенно исключить сексуальные мотивы, знаменитое «либидо» Зигмунда Фрейда, за одно упоминание о котором еще не так давно можно было быть обвиненным в очень многих грехах? Конечно, нет!

Скажем откровенно: вряд ли привлекут внимание противоположных полов тусклая, неряшливо одетая, не следящая за собой женщина или оборванный, синюшный от перепоя бомж.

Но с другой стороны, половые инстинкты присущи и животным. Так неужели же мы так и не поднялись над животными миром в этом плане? Конечно нет. Кроме полового чувства в фундаменте настоящей человеческой любви находятся нравственные и духовные начала.

Великий гуманист В. Г. Белинский подчеркивал: «… первый и основной смысл любви заключается в заботе природы о поддержании и размножении рода человеческого. Но если б в любви людей все ограничивалось только этим расчетом природы, люди не были бы выше животных. Следовательно, это чувственное стремление в любви человека одного пола к человеку другого пола есть только один из элементов чувства любви, его первый момент, за которым в развитии следуют высшие, более духовные и нравственные мотивы». [5, с. 126].

Следует подчеркнуть, что нельзя смотреть на любовь только как на радость и удовольствие, это и житейско-бытовые сложности, и материальные проблемы; это испытания временем и соблазнами; это многоплановые обязанности перед любимым человеком.

Как не вспомнить здесь замечательно точные строки из программного стихотворения известного русского советского поэта – лирика С. Щипачева:

«Любовью дорожить умейте,

С годами – дорожить вдвойне!

Любовь – не вздохи на скамейке

И не прогулки при луне.

Все будет: слякоть и пороша –

Ведь вместе надо жизнь прожить,

Любовь с хорошей песней схожа,

А песню нелегко сложить».

Найти в юности единственную любовь на всю жизнь – великое счастье, потерять юношескую любовь, но не потерять себя, не очерстветь – великое мужество, растоптать, исковеркать юношескую любовь – великое горе и потеря.

Итак, любовь как одно из наиболее сложных человеческих чувств выступает одновременно в трех проявлениях: социальном, групповом и индивидуальном, проявляя социальные, психологические, традиционно-семейные и интимно-сексуальные мотивы человека.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить