Статьи по охотоведению
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голоса)

Крымский Благородный Олень (cervus elaphus brauneri charlemagne, 1920), как объект сохранения биологического разнообразия

Дулицкий А. И., к. б.н., ЮФ НУБиП Украины

"Крымский агротехнологический университет,

Артов А. М., Центр экологического здоровья,

Березовский Э. М., Крымская

республиканская ассоциация Экология и Мир.

Крымский благородный олень представляет собой, по-видимому, одну из наибольших ценностей крымского биоразнообразия: естественно-историческую, генетическую, природоохранную, охотничье-хозяйственную, эстетическую и во многих других отношениях. Реальность подвида Крымский благородный олень до недавнего времени признавалась большинством систематиков как в Советском Союзе, так и в зоологической науке в целом, особенно после обстоятельного краниологического исследования Р. Л. Бёме (1957). Самостоятельность крымской формы этого вида признавалась на международном уровне не только зоологами, но и охотоведами — специалистами по трофейному делу, благодаря чему крымский благородный олень получил самостоятельный статус при демонстрации и экспертизе его трофеев на выставках, в том числе — и международных, и специально для этого подвида была разработана и утверждена отдельная таблица по определению ранга наград в результате трофейной оценки.

Такое признание, естественно, не могло быть безосновательным: реальные морфологические признаки у этой географической формы вида распознаются и уникальность ее признается как учеными — зоологами и охотоведами, так и практиками охотничьего хозяйства. То есть крымский благородный олень представляет собой безусловную уникальную достопримечательность Крыма и Украины в целом, заслуживающую сохранения не только в научном, но и в чисто практическом плане.

Несколько лет назад (в 2003 г.) в вольеру Производственного охотничье-рыболовного специализированного предприятия «Красный Камень» Севастопольской общественной организации охотников и рыболовов СОООР[1] выпустили трех оленей, приобретенных в зоо­парке СП ЗАТ «Автозаз-ДЭУ» (Запорожская обл.), которых в товарной накладной назвали «Европейский олень». На своем сайте предприятием было четко указано[2], что это были так называемые «асканийские маралы». Подробно это событие уже было изложено в печати (Дулицький, 2008).

По результатам длительной переписки с этим предприятием, органами охраны природы Крыма, Севастополя и Министерством охраны окружающей среды стало понятно, что ни предприятие, ни эти полномочные органы не желают вникать в суть возникшей серьезной проблемы — опасности исчезновения чистокровного подвида Крымский благородный олень ввиду угрозы его гибридизации с завезенными оленями, и принятия мер по устранению такой угрозы. При этом они оперировали двумя доводами: а) — завезенные олени находятся в вольере и выпускаться не будут; б) в систематическом отношении — завезенные животные относятся к тому же подвиду, что и крымские олени. Попыткой теоретической поддержки такого мнения послужила статья в "Вестнике зоологии" (Кузнецова и др., 2007), авторы которой (среди них трое широко известных специалистов-зоологов) на основании своих исследований подвергают сомнению реальность подвида Крымский благородный олень среди некоторых других ранее общепризнанных подвидов.

Однако, полученный в исследовании (Кузнецова и др., 2007) фактический материал совершенно недостаточен для «дезавуирования» нескольких подвидов благородного оленя (в частности — и крымского подвида) по следующим причинам:

во-первых, различия гаплотипов митохондриальных генов отражают филогению и степень родства лишь материнских линий биологического вида;

во-вторых, в митохондриальных генах, как и в ядерных, могут происходить «возвратные» мутации, которые практически невозможно «выявить» при проведении генетических исследований. Это приводит к ошибкам при интерпретации результатов, в первую очередь, в том случае, если исследовался один, а не несколько генов или других генетических маркеров;

в-третьих, на основании вышесказанного можно сделать вывод, что в подобных исследованиях необходимо задействовать как можно большее количество генетических маркеров и не только митохондриальных, но и ядерных — например, несколько митохондриальных генов, микросателиты, рестрикционные фрагменты и тому подобное (http://www. nature);

в-четвертых, что самое важное, следует понять, что «Генотип — это не «мозаика генов», а сложная и целостная система. Функциональная интегрированность генотипа приводит к тому, что при морфологической дивергенции изолированных популяций изменяются не единичные, а многие гены, происходит формирование генных комплексов. Соответственно, и морфологические различия между популяциями приобретают комплексный характер.» (http://www. darwin. museum.). В связи с этим, представляется необходимым, в подобных исследованиях, анализировать не только генетические, но и морфологические и, в целом, фенотипические маркеры, как непосредственные проявления целостных генотипов в каждой конкретной популяции, и их взаимодействия с окружающей средой.

Крымский олень имеет четкие отличительные морфологические особенности. «Отражены» ли эти фенетические особенности в его генотипе? Или они появились как следствие географической изоляции и, возможно, экологической обусловленности обитания оленя в Горном Крыму? От ответа на этот вопрос во многом и зависит вывод о подвидовом статусе крымского оленя. Отвечает ли на этот вопрос упомянутая статья? Безусловно, нет. Работа скорее лишь стимулирует дальнейшие поиски.

Нельзя исключить, что крымский олень (как, возможно, и карпатский, и кавказский) — «всего лишь» одна из популяций благородного оленя. Но и в этом случае ценность его вряд ли уменьшается. По словам А. В. Яблокова (1987), каждая популяция обладает «собственной эволюционной судьбой». Искусственно «подстраивая» эту судьбу (т. е. «подмешивая» ДНК других популяций путем акклиматизации), мы разрушаем природное разнообразие, не только конфликтуя с законом, но и выбивая почву из под ног будущих эволюционных исследований. Современные понятия «сохранение дикой природы» или «сохранение биоразнообразия» подразумевают предоставление возможности дикой природе эволюционировать в максимально независимой от человека степени. Это и обеспечивается пока в Крыму; содержание же некрымских благородных оленей в неволе на полуострове создает угрозу уникальному подвиду (или популяции).

Об этих теоретических построениях можно было бы и не вспоминать: взгляды ученых на систематику отдельных видов и групп видов время от времени меняются и при этом выстраиваются самые различные классификационно-систематические схемы, но в данном случае ситуация приобретает особый смысл, поскольку сопровождается реальными действиями практиков охотничьего хозяйства, в которых легко можно увидеть узко коммерческие мотивы, находящиеся, по нашему мнению, в противоречии с существующим природоохранным законодательством Украины.

Даже если согласиться со сторонниками подвидового тождества Крымского благородного оленя с Европейским благородным оленем, то и этого недостаточно, чтобы согласиться с такой интродукцией и вот по какой причине: животные, приобретенные в Запорожской области, на самом деле — результат искусственного выведения — это полиформный гибрид, полученный в результате гибридизации большого числа географических форм оленей различного систематического положения (Салганский, 1967). То есть это практически домашнее животное с неопределенным генетическим и систематическим статусом. Но наиболее важным и существенным аргументом в этой дискуссии является, конечно, буква закона. А в Законе Украины "О животном мире" минимум в пяти статьях (2, 3, 9, 37, 50) подчеркивается, что биоразнообразие рассматривается не на видовом или подвидовом уровне, а на уровне локальных популяций.

А о том, что содержание животных в неволе не обеспечивает абсолютной надежности их изоляции уже указывалось (Дулицький, 2008). Кроме того, совсем недавно появилась еще одна работа опытного и авторитетного специалиста по оленьим V. Geist'а (2009), который высказывает аналогичное мнение, но уже не на основании расчетов, а на основании столетнего мирового опыта акклиматизационных работ с оленем в Америке, на Новой Зеландии и в других странах.

Таким образом, независимо от любой интерпретации качества и статуса завезенных животных, возможны следующие выводы:

1. Завоз оленей (любого генетического и/или систематического статуса) в Крым был научно и юридически необоснованным, а следовательно — противозаконным.

2. Завоз оленей (любого генетического и/или систематического статуса) в Крым представляет реальную угрозу крымскому биоразнообразию в смысле перспектив сохранения уникального в генетическом отношении объекта животного мира — Крымского благородного оленя.

3. Все олени, которые не являются представителями местной популяции (а тем более подвида — вопрос требует дальнейших исследований), завезенные в Крым из Запорожской области (и все другие завезенные сюда олени независимо от места и сроков их приобретения), и их потомки, которые родились уже в Крыму, подлежат немедленной репатриации из Крыма.

Использованные источники

Бёме Р. Л. Краниологическая характеристика крымского оленя (сравнительно с кавказским) // Зоол. ж. — 1957. — Т. 36. — В. 10.

Дулицький А. Про поняття «раритетність» з точки зору статусу кримського шляхетного оленя / Раритетна теріофауни та її охорона / За ред.. І. Загороднюка (Серія: Праці Теріологічної Школи. — Луганськ, 2008. — Вип. 9. — С. 44–48.

Закон України Про тваринний світ (Документ 2894-14, остання редакцiя вiд 09.04.2009, чинний (2 сторiнки) / Відомості Верховної Ради України (ВВР), 2002, N 14, ст.97) (Із змінами, внесеними згідно із Законом N 1158-VI (1158-17) від 19.03.2009). Сторiнка "Законодавство України" сайту Верховної Ради [21.07.09 21:18]

Кузнецова М. В., Волох А. М., Домнич В. И., Тышкевич В. Е., Данилкин А. А. Молекулярно-генетическое исследование благородного оленя, Cervus elaphus (Cervidae), Восточной Европы // Вестник зоологии. — 2007. — Т. 41. № 6. — С. 505–509,

Салганский А. А. Одомашнивание копытных в СССР: Автореф. дис. ... докт. биол. наук. — Киев: Укра­инская сельхоз. академия, 1967. — 48 с.

Яблоков А. В. Популяционная биология. – М.: Высшая школа, 1987.

Geist V. Preserving indigenous, native or autochthonous populations of European red deer, in particular the Crimean red deer // Вісті Біосферного заповідника "Асканія-Нова". — 2009. — Т. 11. — C. 169–172.

(http://www. nature. com/hdy/journal/v93/n3/abs/6800504a. html).

(http://www. darwin. museum. ru/EXPOS/floor2/def_5r. htm).

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

По темам:

Google