Статьи по культурологии
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голоса)

Перспективы истории человечества

Мезенцев Ю. Л. – доцент кафедры истории, философии и культурологии.

В наше время очень актуальным является вопрос о судьбах различных народов и цивилизаций. Американский политолог С. Хантингтон считает, что в нарождающемся мире основным источником конфликтов будет уже не идеология и не экономика, а различия цивилизаций, культурных особенностей. Автор статьи пытается обосновать идею о том, что различия культур является источником гармонического развития, а не противостояния и вражды.

В современном мире происходит нарастание глобальных проблем и ложный вариант глобализации, навязываемый человечеству, делает катастрофу современной цивилизации вполне осязаемой возможностью. Предлагаются различные идеи выхода из проблемной ситуации, различные теории нового миропорядка, выстраиваются новые подходы к теории новой мировой политики.

Один из таких подходов мы обнаруживаем в статье директора Института стратегических исследований при Гарвардском университете Сэмюэля Хантингтона «Столкновение цивилизаций». Эта статья одна из наиболее цитируемых в социально-философской и политологической литературе. В ней американский политолог высказал идею о том, что «в нарождающемся мире основным источником конфликтов будет уже не идеология и не экономика. Важнейшие границы, разделяющие человечество, и преобладающие источники конфликтов будут определяться культурой». Действительно, ХХ век – это век борьбы между коммунистической и либерально-демократической идеологиями и эта борьба закончилась победой последней и ознаменовала, как сказал Френсис Фукуяма концом истории, развалом самой мощной державы в мире – Советского Союза.

Но история человечества, оказывается, на этом не закончилась. Она продолжается как история конфликтов между цивилизациями. С. Хантингтон считает, что «…большая часть человеческой истории – это история цивилизаций». По подсчётам А. Тойнби, история человечества знала 21 цивилизацию. Только шесть из них существуют в современном мире: западная цивилизация, конфуцианская, японская, исламская, индуистская, православно-славянская, латиноамериканская и, возможно, африканская цивилизации. «Самые значительные конфликты будущего развернутся вдоль линии разлома между цивилизациями». Эти конфликты, считает американский политолог, неизбежны. В доказательство он приводит ряд аргументов.

Одним из существенных аргументов доказательства неизбежности конфликтов цивилизаций является то, что цивилизации «…представ­ляют собой некую культурную сущность». Этнические группы, нации, народы также обладают своей особой культурой. Но они могут иметь общие культурные черты и общую религию. «Мы можем определить цивилизацию как культурную общность наивысшего ранга, как самый широкий уровень культурной идентичности людей… Цивилизации определяются наличием общих черт объективного порядка таких как язык, история, религия, обычаи, институты, а также субъективной самоидентификацией людей… Люди разных цивилизаций по-разному смотрят на отношения между Богом и человеком, индивидом и группой, гражданином и государством, родителями и детьми, мужем и женой, имеют разные представления о соотносительной значимости прав и обязанностей, свободы и принуждения, равенства и иерархии. Эти различия складывались столетиями». Они, как считает С. Хантингтон, не исчезнут в обозримом будущем. Они более фундаментальны, чем различия между политическими идеологиями и политическими режимами… Культурные особенности и различия менее подвержены изменениям, чем экономические и политические, и вследствие этого их сложнее разрешить либо свести к компромиссу.

Второй важный аргумент доказательства неизбежности столкновений цивилизаций, который приводит С. Хантингтон, заключается в том, что усиливается взаимодействие между народами разных цивилизаций. «Это ведёт к росту цивилизационного самосознания, углублению понимания различий между цивилизациями…». В силу цивилизационных различий усиливается экономический регионализм и усиливаются политические региональные организации.

С. Хантигтон отмечает, что основной цивилизационный конфликт – это конфликт между западной и исламской цивилизацией. Этот конфликт тянется уже 13 веков. Борьба между этими цивилизациями проходила с переменным успехом. В 19 – начале 20 веков часть исламской цивилизации: большая часть Северной Африки, Ближнего востока оказалась под контролем западных стран: Англии, Франции, Италии. После второй мировой войны стали распадаться колониальные империи. Появился арабский национализм и исламский фундаментализм. Мусульманские страны стали богатеть и военизироваться. Произошло несколько войн между арабами и Израилем (Израиль создан по инициативе Запада). Военная конфронтация между Западом и исламским миром продолжается по сей день, и нет надежды на прекращения этого конфликта. Военные конфликты существуют не только между западным и мусульманским миром, но между другими цивилизациями, например, между американской и китайской, индуистской и исламской, японской и западной и др.

Американский политолог признаёт, что «…Запад использует международные организации, военную мощь и финансовые ресурсы для того, чтобы править миром, утверждая своё превосходство, защищая западные интересы, западные политические и экономические ценности». По мнению С. Хантингтона различия в культуре, в базовых ценностях оказывается основным, самым глубинным источником конфликта между цивилизациями. «На глубинном уровне, – пишет С. Хантингтон, – западные представления и идеи фундаментально отличаются от тех, которые присущи другим цивилизациям. В исламской, конфуцианской, японской, индуистской, буддистской и православной культурах почти не находят отклик западные идеи. Индивидуализм, либерализм, конституционализм, права человека, равенство, свобода, верховенство закона, демократия, свободный рынок, отделение церкви от государства – это ценности западной цивилизации.

Американский политолог считает, что «западная цивилизация является одновременно и западной, и современной». В понятие «быть современным», это стремление обрести богатство, достичь высокий уровень технологии и квалификации, оборудования и вооружения для успешного преобразования мира. «В долгосрочной перспективе надо ориентироваться» на эти современные ценностные установки».

Конечно, западные ценности: индивидуализм, либерализм, права человека, свобода, верховенство закона, демократия и др. являются достижением мировой культуры и необходимы человечеству для успешного развития. Но восточные ценности также являются достоянием мировой культуры. Такие ценности как соборность, любовь, сопричастность, коллективизм, товарищеская поддержка, милосердие, кротость, забота о других, долготерпение, покорность, благодать и много других ценностей в условиях мирового кризиса оказываются не менее современными и актуальными. Они сдерживают бездумное и абсурдное преобразование и потребление, не допускают разгул страстей, гибельных для общества и человека, воспитывают скромность и умеренность в повседневной жизни.

Американский политолог далее говорит о нарастании противостоянии: «Незападные цивилизации попытаются стать современными, не становясь западными… Западу всё больше и больше придётся считаться с этими цивилизациями, близкими по своей мощи, но весьма отличными по своим ценностям и интересам. Это потребует поддержания его потенциала на уровне, который будет обеспечивать защиту интересов Запада в отношениях с другими цивилизациям. В обозримом будущем не сложится единой универсальной цивилизации. Напротив, мир будет состоять из непохожих друг на друга цивилизаций».

С. Хантингтон рисует нам неприглядную картину настоящего и будущего человеческого бытия. Можно ли согласиться с американским политологом? Давайте в этом разберёмся. Следует отметить, что различия цивилизаций, различия культур, противоречивость в отношениях между нациями, цивилизациями реальны. Без различий и противоречий невозможно человеческое бытие. Под противоречиями здесь понимается не просто расхождение в оценках, но одна из объективных характеристик самого бытия. Противоречие – это такое отношение между явлениями любой природы или сторонами явления, когда они одновременно и исключают друг друга (имеют противоположные тенденции) и с необходимостью предполагают наличие друг друга, т. е. друг без друга не существуют.

Есть противоречия преходящие, частные. Но есть фундаментальные, которые инвариантны для любых условий человеческой жизни, в разных формах, в разных цивилизациях дают о себе знать всегда, ибо вытекают из самой сущности человекомирных отношений. Например, противоречия между природой и обществом, личностью и обществом, индивидуализмом и коллективизмом, свободой и необходимостью, родителями и детьми, материальным и духовным, рациональным и иррациональным, сознательным и бессознательным, потребностями и возможностями и др.

Конечно, противоречия человеческого бытия воспроизводились в разных цивилизациях и национальных культурах в разных формах и решались разными средствами. Но существовали всегда. И в наше время они с удивительной быстротой нарастают и обостряются и грозят нам глобальной катастрофой. Возникает вопрос: в чём причина обострения противоречий? Почему различия в культурных ценностях приводят к глубокому противостоянию? Что определяет тот или иной способ разрешения фундаментальных противоречий человеческого бытия? Всегда ли различия и противоречия между цивилизациями, как считает С. Хантингтон, порождают конфликты и военные противостояния? Видимо, здесь речь идёт об общей стратегии поведения, мировоззренческой позиции отдельного человека, группы людей, общества.

Под мировоззрением подразумевается не просто система взглядов на объективную реальность, но такое представление о мире, которое, во-первых, формируется с точки зрения отношения человеку к миру, и, во-вторых, является представлением с позиций должного. Субъект определенного мировоззрения видит мир и место человека в нём с позиций своих идеалов. Это значит, что, хотя в мировоззрении необходимо присутствуют знания (иначе оно рискует остаться утопическим пожеланием), тем не менее, в основе его лежат ценности, непреложные для данного субъекта внутренние основания выбора целей и средств его деятельности. Основной вопрос мировоззрения (ОВМ), организующим его элементы в систему, является вопрос об отношении человека к миру, о месте и назначении человека в мире, о смысле человеческой жизни. Различные типы мировоззрений – это различные стратегические ответы на вопросы о том, разрешимы ли изложенные фундаментальные противоречия в принципе и как, на каких путях полностью или частично они могут быть разрешены.

Существует множество мировоззренческих позиций. Но нам необходимо выделить основные, чтобы можно было увидеть способ реагирования человека на противоречивость его бытия, различия в ценностных установках цивилизаций и чтобы было ясно необходимость их философского осмысления. Наиболее удачный вариант классификации основных мировоззренческих позиций представил российский философ В. Н.Сагатовский. «С точки зрения значимости человека и мира в их взаимоотношениях логически возможны три основных мировоззренческих позиции: всё для человека (власть над миром); всё для мира (уход человека от себя, угасание потребностей, слияние с миром); всё для гармонизации человекомирных отношений (сотворчество, укоренённость человека в мире и ответственность перед ним)».( 5., с.28.).

Исторически полно реализовали себя два первых ответа: «Насилие над миром» и «Уход от мира». Результат реализации нам известен. Современное постиндустриальное общество осуществляет насилие без определённой направленности и разумной обоснованности. Это выражается в форме безудержного преобразования и безудержного потребления. Речь идёт о западноевропейском обществе, США. В этих обществах создаются и потребляются абсурдные вещи. Западный мир и США придерживаются идеи, что весь мир устроен не по принципу равноправия, а по закону господства и подчинения, по принципу «кто сильнее, тот и прав». Их главной целью, стратегией жизнедеятельности является завоевание мирового господства.

Утверждение американского политолога С. Хантингтона что различия в культурных ценностях является причиной нынешних конфликтов между цивилизациями это либо ошибочное утверждение, либо откровенный обман. Различия в ценностных установках не может быть причиной вражды и ненависти между людьми, поскольку ценности выражают родовые сущностные силы человека. Ясно, что эти сущностные силы, жизненные смыслы проявляются в разной степени и в разных формах. У одних народов и цивилизаций больше ценится свобода, права человека, у других – сопричастность, соборность и обязанности, ответственность перед обществом. Каждая из культур развивается по своему закону. В основе каждой из них лежит некий исходный замысел. Скажем, в древнекитайской культуре – это пафос недеятельности. А в западноевропейской культуре – противоположный пафос – спортивной деятельности, конкуренции. В русской культуре – стремление к сплочённости, пафос любви к ближнему. Такая вот разнообразная палитра ценностей, культур. Замысел или идея может складываться стихийно, её может выдвигать сама жизнь, а может выдвигаться выдающейся личностью. Любая нация имеет неповторимое и самоценное лицо, за любым лицом обнаруживается Дух. Но сила духа может быть разной, и вклад нации в сокровищницу становящегося единого человечества тоже может быть разным. Это не причина ни для чванства, ни для неуважения и вражды к кому бы то ни было, к какой либо нации, цивилизации. Как каждый человек, так и каждая нация, цивилизация неповторимая и самоценная общность. Маленькая нация не ниже и не выше русского, индийского или американского народа. Но вклад их в общую историю, понятно разный.

Получается, что история – не жёстко детерминированный однолинейный процесс, в котором страны выстраиваются в жёсткую иерархию, т. е. одни страны, цивилизации идут впереди, находятся на высшей ступени развития, а другие отстают, занимают низшую ступень. А значит те страны и цивилизации, находящиеся на более высокой ступени развития, могут навязывать свои ценности, свои порядки другим цивилизациям. История – это разнообразие жизненных установок, на основе которых осуществляется выбор деятельности. Для истории ценна любая вариация развития. Ценна любая культура. В истории ценно каждое произведение: искусство, философия, религия, форма быта и т. д. Поэтому нельзя их выставить в иерархическую лестницу. А ведь, согласитесь, современный человек где-то считает свой быт, свой образ жизни, скажем, американский или европейский, действительно, вершиной. Отсюда могут быть оправданы различные агрессии (в Югославии, Афганистане, Ираке). Но как стиль жизни каждого человека нельзя назвать худшим или лучшим, также и стиль жизни народов, эпох, цивилизаций, культур неповторим, самоценен.

Культуры и цивилизации могут, взаимодействуя, обогащать друг друга. История не знает таких культурных типов, которые исключительно для себя и из себя вырабатывали образовательные начала своей жизни. Так возникший в Индии буддизм был передан монгольской расе и определил собой духовный характер и культурно-историческую судьбу всей восточной и северной Азии. Евреи передали свою религию сначала греческому и римскому миру, а потом эти два культурно-исторических типа передали ещё раз эту же религию христианства германо-романской и славянской цивилизациям. Германо-романский мир разделился на католический и протестанский, а славянский – между тем же католическим и православным миром. Православие не выработано самим славянством, а целиком принято от Византии. В настоящее время, несмотря на вражду национальную, религиозную идёт непрерывный процесс передачи экономической культуры. Например, из США, Западной Европы, Японии передаётся дух предпринимательства во все части земли.

Таким образом, несмотря на все колоссальные различия общественных структур, все люди принадлежат к одному биологическому виду, все обладают едиными сущностными свойствами: и египтяне, и индусы, и русские, и немцы, и татары: все мы преобразуем мир, познаём, творим красоту, делаемся более сплочёнными, верим в непреходящие ценности. И в каждой из этих сфер есть какое-то общее направление развития, есть низший уровень и высший. Все нации, народы, цивилизации, эпохи ведут между собой диалог. Богатство каждого человека, каждого народа и состоит в свободном развитии без заранее заданного масштаба. Именно с этих принципиальных позиций мы должны исходить в установлении отношений между нациями, цивилизациями и создавать мировой порядок, основанный на равноправии, на моральном долге и чувстве добра и любви.

Именно равноправие и взаимопонимание может нас предостеречь от нетерпимости и враждебности к чужой культуре, к другим жизненным позициям? Уважение и любовь может нас избавить от военных конфликтов, безудержного преобразования и потребления. Общим для всех форм мировоззрения насилия заключается в том, что свобода и любовь к себе достигается ценой насилия над миром, ценой произвола. Как здесь не вспомнить слова Шигалева из «Бесов» Достоевского: «Выходя из безграничной свободы, я заключаю безграничный деспотизм». У исповедующих мировоззрение насилия есть и свобода, и любовь к себе, но нет, говоря словами Даниила Андреева из «Розы мира», богосотворчества, нет «благоговения перед жизнью» (слова А. Швейцера), нет «почтительности к бытию (слова М. Хайдегера),

Мировоззрение гармонии и сотворчества мира и человека – необходимое условие выхода из кризиса, успешное решение глобальных проблем. Мировоззрение сотворчества находится в процессе становления. Я думаю, что обретение им совершенной формы – необходимое условие становления человечества в целом, выхода его из кризиса, оправдание человеком своего громкого самоназвания «разумный». К формированию этого мировоззрения причастны все течения мировой мысли и культуры, стремившиеся как-то совместить свободу человека и любовь к миру, уйти от абсолютных приоритетов. Не может быть приоритет западной или восточной цивилизаций, и не должно быть дьявольской борьбы человека и мира, Необходимо развивать идеи паритета, диалога и сотворчества. Наибольший вклад в это внесли христианство, индийская и русская культуры.

То, что мировоззрение гармонии человека и мира необходимо для выживания человечества, для многих не вызывает сомнения. Но всё же и сегодня продолжают придерживаться двух других мировоззренческих позиций: либо насилие над миром, либо уход от мира. Многие считают. Что без насилия ничего в этом мире не происходит, ничего нельзя сделать. Якобы для благо людей, для их лучшего будущего, лучшего устройства их жизни, необходимо насилие, завоёвывать другие народы, подчинять своей воле, силой отбирать ресурсы, природные богатства, непрерывно наращивать темпы производства. Например, Китай бесцеремонно вторгся на территорию Тибетского государства и оккупировал всю территорию. Было уничтожено около 2 миллионов людей. Адепты мировоззрения насилия оправдывают такие действия. Ведь китайцы в тоже время улучшили условия жизни тибетсев: построили дороги, школы, сделали вложения.

Американцы также насильно насаждают свою культуру. И оправдывают свои поступки тем, что, якобы, привносят более современные ценности в жизнь завоёванных народов. Администрация США считает, что любая страна только тогда может считаться благополучной, истинно цивилизованной и лояльной, когда она всецело приемлет для себя американскую модель демократии, американские либерально-протес­танс­кие жизненные ценности, прежде всего ценность свободы действия. Но ничем не ограниченная свобода самоутверждения может перерасти в ещё более страшный произвол. И произвол не ограничишь жёстким порядком, тоталитаризмом. Необходимо стремление не к покорению мира, но к духовному отношению.

Но возможна ли духовная жизнь, бескорыстная любовь в этом мире? Можно ли перейти на третью мировоззренческую позицию – гармония человекомирных отношений? Ведь для адепта мировоззрение насилия над миром или ухода от мира представляется само собой разумеющимся и единственно верным. Безусловно ответ может быть только положительным. В жизни происходят столкновения, а, стало быть, и сравнение мировоззрений. Случаются кризисы мировоззрений, смена одного другим, выработка новых мировоззренческих позиций. История человечества даёт этому много примеров (история викингов, монголо-татарских племён, тибетсев и др.). Можно, конечно, отшатнуться от одной веры и принять более модную (что и происходит довольно часто). Но если есть желание честно разобраться в своей жизненной позиции и иных мировоззрениях, провести их критический анализ, то можно прийти к правильному мировоззренческому выбору.

Сегодня возникла необходимость философского осмысления и обоснования современной, явно кризисной, мировоззренческой ситуации. Ряд цивилизаций (например, евро-атлантическая, восточно-славянская) находятся в рамках общей – индустриальной культуры. Человек индустриальный, стремясь к власти над миром и процветанию, попал в такое положение, когда речь идёт «… о судьбе всей индустриальной культуры, о судьбе человека, её построившего и оказавшегося или в огромной фабрике, или в огромной тюрьме» (5, с.218). Индустриальное общество функционирует, разжигая потребности, абсурдность которых очевидна. Разумными их вряд ли можно назвать. Средства массовой информации достаточно оперативно канализирует примитивную энергию жадности, зависти и нетерпимости в нужном направлении, т. е. манипулирует массами.

В результате 2009 году возник мировой финансовый кризис. Этот кризис заставил индустриальные страны задуматься о своей мировоззренческой позиции. «Главная особенность нынешней переломной эпохи – справедливо отметил публицист М. Антонов – заключается в том, что, по мере того, как в цивилизованных странах так или иначе решается для людей вопрос о хлебе насущном, всё больше их число начинает понимать или хотя бы смутно осознавать унизительность для человека погони за материальными благами… Кто такой человек? Каково его призвание? В чём смысл жизни? Как жить, чтобы быть достойным своего призвания? Зачем, во имя чего, сколько и как человеку нужно трудиться?» Эти вопросы сегодня стоят в центре внимания. От их решения зависит будущее человечества.

Литература

1. В. Н. Сагатовский «Философия развивающей гармонии» Авторский курс в 3-х частях. Изд-во С.-П. унив-ты 1999 г.

2. С. Хантингтон «Столкновение цивилизаций».

3. Ф. Фукуяма «Конец истории».

4. М. Антонов Перестройка и мировоззрение М.1987. – №9.

5. Б. П. Вышеславцев Кризис индустриальной культуры. Нью-Йорк, 1982.

Анотація

У наш час дуже актуальним є питання про долі різних народів і цивілізацій. Американський політолог С. Хантінгтон вважає, що в народжуваному світі основним джерелом конфліктів буде вже не ідеологія і не економіка, а відмінності цивілізацій, культурних особливостей. Автор статті намагається обгрунтувати ідею про те, що відмінності культур є джерелом гармонійного розвитку, а не протистояння і ворожнечі. Ключові слова: цивілізація, культура, світогляд, протиріччя.

Abstract

In our time, a very vital question is the fate of various peoples and civilizations. American political scientist Samuel Huntington believes that in this new world the main source of conflict is not an ideology and not economics, and the differences among civilizations, cultures. The author tries to justify the idea that cultural differences is a source of harmonic development, rather than confrontation and hostility.

Keywords: civilization, culture, worldview, a contradiction.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Google