Романо – германское языкознание
  • Регистрация
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голоса)

Немецкий язык

1. Древневерхненемецкий период.

2. Средневерхненемецкий период.
3. Ранненовонемецкий период.

4. Новонемецкий период.

Немецкий язык является языком населения Германии и Австрии, северной и центральной Швейцарии, Люксембурга. Литературный немецкий язык обозначается термином hochdeutsch «верхненемецкий», который служит для обозначения местных диалектов, первоначальной территорией которых было верхнее течение Рейна. В противоположность им диалекты Северогерманской низменности объединяются под названием niederdeutsch «нижненемецкий». Граница между верхненемецкими и нижненемецкими диалектами определяется II перебоем согласных и проходит по линии Дюссельдорф (на Рейне) – Магдебург (на Эльбе) – Франкфурт (на Одере).

Историю верхненемецкого языка разделяют на три периода: древневерхненемецкий, средневерхненемецкий и нововерхненемецкий, первая часть которого выделяется как ранний новонемецкий период.

1. Древневерхненемецкий период охватывает промежуток времени от начала письменных памятников на немецком языке (VIII в.) до конца XI в. Древнейшими письменными памятниками были глоссы к латинским текстам, подстрочные переводы, богословские трактаты. К концу X в. – началу XI в. относится переводческая деятельность Ноткера в Сен-Галлене; среди поэтических произведений – поэма IX в. «Муспилли», написанная аллитерационным стихом, стихотворное Евангелие Отфрида, Мерзебургские заклинания и др. Язык памятников обнаруживает большую пестроту, которая усугубляется отсутствием прочных орфографических традиций. Памятники отражают особенности основных групп диалектов древневерхненемецкого языка: средненемецкой (франкской) группы и южнонемецкой – с диалектами алеманским и баварским.

Несмотря на диалектную раздробленность древневерхненемецкого языка, взаимодействие диалектов уже в эту эпоху находит отражение в письменной форме, в IХ – Х вв. в ряде случаев отмечается влияние рейнскофранкского на южнонемецкие диалекты, поддержанное политическим и культурным авторитетом франков в каролингском государстве. Так, немецкий текст Страсбургских клятв (842 г.) сохранился на рейнскофранкском наречии.

В результате взаимодействия южнонемецких и франкских диалектов начавшееся на юге второе передвижение распространяется на всю территорию верхненемецкого языка.

Самостоятельное положение сохраняет древнесаксонский язык на территории северной Германии, самый значительный письменный памятник которого – поэма «Гелианд» («Спаситель»). После включения саксов в империю Каролингов и их христианизации усиливается воздействие верхненемецкого на нижненемецкий, заметное уже в языке «Гелианда». В языковом отношении древневерхненемецкий период характеризуется разнообразием неударных окончаний, типичным для флективного строя древних индоевропейских языков. На протяжении всего периода происходит постепенная редукция безударных гласных и связанная с ней растущая унификация типов склонения и спряжения, падежных и личных окончаний, а к концу периода безударные гласные уже упрощаются в нейтральное – е.

Лексика древневерхненемецкого языка подвергается влиянию латыни, заимствования из которой относятся преимущественно к религиозной сфере. Для передачи отвлеченных понятий, наличествовавших в латинских текстах, развивается система словообразования, новые типы отвлеченных слов, выработанные в переводной прозе 8 – 10 вв., в дальнейшем утверждаются в немецком литературном языке.

Для племенных диалектов древневерхненемецкого периода еще не существует общего названия, как и для германских племен, объединенных во франкском государстве.

Слово Deutsch происходит от прилагательного diutisk «народный» (от двн. diot «народ»). Впервые оно засвидетельствовано в латинской форме как theodiscus с 778 г. в значении «народный язык» в противоположность латинскому языку. Впервые Lingua diutiska («народный язык») встречается у Ноткера к. 1000 г. Как название народа diutischiu liute встречается лишь в самом конце 11 в. Древневерхненемецкий период исторически совпадает с периодом раннего феодализма, когда происходит формирование языка немецкой народности из племенных диалектов западных германцев, вошедших в состав восточнофранкского государства.

2. Средневерхненемецкий (12 – 13 вв.) является языком вполне сложившейся немецкой народности в период расцвета феодализма и рыцарской культуры. Феодальные города, развивающиеся в эту эпоху как центры ремесленного производства и торговли еще не играют самостоятельной роли в культурной жизни. На первый план выдвигается рыцарская культура, проникающая из Франции, и на ее основе светская литература – рыцарская поэзия, представленная героическим эпосом, рыцарским романом и рыцарской лирикой – миннезангом.

Рыцарский эпос восходит к устной народной эпической традиции, сюжеты которой подвергались литературной обработке в духе рыцарской идеологии. Наиболее выдающиеся произведения этого жанра: Нибелунги (ок. 1200 г.), Гудруна (ок. 1210 г,), поэмы о Дитрихе Бернском. Сюжеты куртуазного эпоса заимствованы из Франции – большинство рыцарских романов являются переводами или переделками легенд о короле Артуре, рыцарях Круглого стола и т. д. Среди них поэмы Гартмана фон Ауэ, романы о Тристане и Изольде Готфрида Страсбургского и о святом Граале Вольфрама фон Эшенбаха. Из многочисленных представителей миннезанга выделяется Вальтер фон дер Фогельвейде, поэзия которого преодолевает узкий сословный характер лирики миннезингеров, опираясь на народную песню.

Сословный характер литературного языка средневерхненемецкого периода находит, свое выражение и в его лексике. В немецкий язык проникает значительное количество французских заимствований, связанных с реалиями феодальной жизни. Многие из них выходят из употребления, когда исчезают называемые ими понятия.

Диалектные различия в народном разговорном языке, не очень значительные к концу древневерхненемецкого периода, в средневерхненемецком значительно углубляются. Этому способствует территориальная разобщенность экономической и политической жизни феодальной эпохи и общая слабость объединяющих тенденций в условиях натурального хозяйства и мелкотоварного производства. Диалектная дифференциация усиливается с сер. 13 в. в связи с распадом империи Гогенштауфенов. Границы территориальных диалектов, возникающие в это время, определяются границами феодального государства, что подтверждается современными диалектологическими картами Германии.

Существенное значение для дальнейшего развития немецкого языка имела восточная колонизация, значительно расширившая территорию Германии за счет захвата земель славянских и прибалтийских народов. В языковом отношении восточные области являются продолжением западных и распадаются на нижне-, средне - и верхненемецкую зоны, но в этих диалектах обнаруживаются особенности, указывающие на смешение нижненемецких и верхненемецких характеристик.

В письменном литературном языке наблюдаются тенденции к сглаживанию диалектальных различий. Язык поэзии отступает от местного говора в сторону большего обобщения, нормализации. Однако эти обобщающие тенденции носят скорее региональный, чем общенациональный характер и ограничиваются сферой литературного языка. Это положение соответствует историческим условиям развития немецкого общества в период феодальной раздробленности. Отсутствие сколько-нибудь распространенной письменности и даже грамотности на народном языке, в связи с господством латыни в церкви и школе, лишало феодальное общество массовой опоры языкового объединения.

В средневерхненемецком заканчивается процесс редукции безударных гласных в нейтральное – е. В морфологии это приводит к омонимии флексий, которые принимают обобщенный многозначный характер; одновременно развиваются сложные аналитические грамматические формы слова, и получает широкое распространение внутренняя флексия – умлаут как новое средство словоизменения.

Процесс редукции безударных окончаний, начавшийся еще в общегерманскую эпоху в связи с закреплением ударения на корневом слоге, не привел к полной перестройке структуры немецкого языка, как это имело место в английском, но вызвал значительные изменения в системе склонения имен и спряжения, глаголов, которые в свою очередь, привели к инновациям в строе предложения. В средневерхненемецких диалектах зарождаются фонетические явления, получившие широкое распространение в ранний нововерхненемецкий период (14 – 16 вв.): дифтонгизаций узких гласных, стяжение узких дифтонгов, изменение количества гласных в сторону удлинения или сокращения в зависимости от структуры ударного слога и т. д. Эти изменения определяют в дальнейшем фонологическую систему немецкого литературного языка нового периода.

3. В ранний нововерхненемецкий период закладываются нормы новонемецкого литературного языка, получившие затем статус национальных норм.

В отличие от Англии и Франции, где к этому времени завершается экономическое и политическое объединение и создаются национальные языки на базе центральных диалектов, в Германии углубляется феодальная раздробленность и обособленность. Вследствие экономической и политической децентрализации Германии не было единого центра, который мог бы служить опорой языкового объединения. Ведущую роль начинает играть восточносредненемецкий диалект, объединивший ряд особенностей средненемецкого с южнонемецким и отчасти севернонемецким, что обеспечивало преобладание унифицирующих тенденций. Опорой для языковой унификации явилось закрепление формирующейся национальной нормы в письменной форме литературного языка. На 14 – 15 вв. приходится расцвет городской литературы, среди жанров которой фаблио и шванки, сатирические и дидактические произведения, городские хроники, проповеди, богословские трактаты. За счет латыни немецкий язык утверждается в правовых актах, деловой переписке, судопроизводстве, школе и науке.

В начале 14 в. наблюдается известное нормирующие влияние, исходящее из крупных городских центров. Делаются попытки нормализации канцелярского языка в пражской канцелярии, где утверждаются признаки восточносредненемецкого типа. С конца 15 в. новая письменная норма закрепляется в саксонской канцелярии, в канцелярской практике городов западной Германии. Язык венской канцелярии в общих чертах совпадает с восточносредненемецким письменным языком, обнаруживая, в то же время, ряд южнонемецких признаков. Большую роль в нормализации немецкого языка сыграло введение книгопечатания, но наиболее существенным этапом в развитии и закреплении письменной нормы новонемецкого литературного языка был период реформации и деятельности Мартина Лютера (1483 – 1546). «Лютер вычистил не только авгиевы конюшни церкви, но в конюшни немецкого языка, создал современную немецкую прозу...» (Ф. Энгельс. Диалектика природы. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. – Т. XIV. – С. 476.)

Лютер перевел на немецкий язык библию, катехизис, псалмы, которые будучи доступными широким массам населения способствовали распространению и закреплению письменной нормы национального языка. В области фонетико-грамматической структуры Лютер не был новатором, он примыкает к норме саксонской канцелярии. Письменная норма канцелярий и печатников регулировала только орфографическую и грамматическую структуру языка Лютера, в вопросах лексики он был противником канцелярского стиля. Язык Лютера отличался простотой и идиоматичностью, он черпал словарный материал из народного восточносредненемецкого наречия.

4. Письменная норма национального литературного языка, закрепленная Лютером, не сразу получает признание во всей Германии. Языковая борьба продолжается во второй половине 16 в., в 17 в. и завершается в 18 в. с созданием классической немецкой литературы. В центральной и западной части языковое объединение завершается быстро, а на юго-востоке, в Австрии и Баварии, местные особенности сохраняются в письменном языке до сер. 18 в., а в произношении до конца 19 в. Разговорный немецкий язык Швейцарии и в наше время имеет ярко выраженный диалектный характер.

В 16 – 17 вв. немецкий национальный язык завоевывает обширную область нижненемецких диалектов, которые вытесняются из школьного преподавания, церкви, переписки. Благодаря тому, что в северной Германии верхненемецкая норма усваивалась через письменный книжный язык, там установилось образцовое, ориентированное на письменную норму, произношение, которое не встречается в средней и южной Германии, где местные говоры окрашивают разговорную речь.

Значительную роль в унификации немецкого национального языка 16 – 18 вв. играет деятельность грамматиков-нормализаторов, создателей грамматических трактатов и учебников. Среди них «Грамматика немецкого языка» Клаюса, изданная в 1578 г. на латыни, грамматика Шоттеля (1663 г.), руководящего деятеля одной из языковых академий, который считал, что грамматическая нормировка является основным отличием письменного языка от «испорченных» диалектов, на которых говорит «чернь».

В Германии 16 – 17 вв. еще отсутствует авторитетная национальная литература, в науке царит латинский язык, среди высших слоев укрепляется французский язык. Как реакция на иноязычные влияния распространяется движение пуризма, ставящее своей целью «защиту и украшение» национального языка.

В языковой борьбе 18 в. выделяется два направления: первое – следование идеям философского рационализма Лейбница. Его ведущий представитель Готтшед рассматривает язык как выражение логической мысли, слова – как отвлеченной понятие; логическая последовательность, рассудочность, грамматическая правильность являются для него главными достоинствами литературного языка.

Идеи противников Готтшеда выразил Гердер, который противопоставил книжной словесности эмоциональный, образный народный язык и народную поэзию, как выражение непосредственного чувства. Он впервые поставил вопрос не о предписании правил пользования языком, а об изучении его происхождения и развития. В литературе положения Гердера отвечают идеям писателей «Бури и натиска» (1770-е гг.). Творчество Гете, Шиллера, Лессинга, деятельность Я. Гримма и его последователей способствуют созданию единого o6щенемецкого литературного языка. Вместе с оформлением языка в 19 в. делаются попытки создания нормы произношения. Нормы «сценического произношения» были установлены в 1898 г. комиссией, составленной из филологов, литераторов и театральных деятелей.

Но существенные территориальные различия сохранились до сих пор в произношении и словаре немецкого литературного языка. В сферах бытовой лексики немецкий язык до сих пор сохраняет в пережиточной форме феодальную раздробленность, характерную для докапиталистической эпохи.

Процесс поглощения местных диалектов, их сближение с национальным литературным языком активно действует в последней четверти 19 в. под влиянием экономического и политического объединения Германии.

Ему способствует развитие крупных промышленных центров, приток населения из деревень в города, распространение грамотности, начальное и среднее образование, а в новейшее время – радио и телевидение как проводник унифицированной звуковой формы национального языка, а местный диалект приближается к полудиалекту, представляющему теперь наиболее употребительную местную форму языка.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить